Список кандидатов на президентские выборы, которые состоятся в следующее воскресенье, 18 марта.
REUTERS/Sergei Karpukhin

До выборов президента России осталось чуть больше недели. RFI расспросило экспертов о том, как идет завершающий этап кампании в одном из регионов — в Челябинской области.

Эффект «ненаходимости»: как российские регионы готовятся к выборам

09/03/2018
— Александр Валиев

Слушать

На прошлых президентских выборах Южный Урал продемонстрировал явку чуть ниже среднероссийской — 62 процента. В этом году, по некоторым оценкам, на нее могут повлиять несколько факторов. Во-первых, одним из наиболее болезненных для жителей областного центра остается экологический вопрос: планы по возведению Томинского ГОКа и неблагоприятная экологическая ситуация из-за обилия промышленных предприятий в целом. Отсутствие внятной реакции федеральных и региональных властей в ответ на протестные мероприятия, которые продолжаются в городе вот уже несколько лет, может повлиять как на явку, так и на результаты голосования. Кроме того, на снижение явки работают волонтеры Алексея Навального, объявившего забастовку избирателей, и некоторая общественная апатия, которую фиксируют эксперты.

Власти со своей стороны предпринимают комплекс мер по повышению явки, стимулируя ее всевозможными лотереями и конкурсами, в которых разыгрываются в том числе айфоны, а также параллельными голосованиями. В частности, в Челябинске горожане будут выбирать территории, которые необходимо благоустроить в первую очередь. Кроме того, активно задействован и административный ресурс: через руководителей бюджетных предприятий и учреждений до сотрудников доносятся указания о необходимости непременно прийти на избирательный участок и подтвердить факт голосования.


Сторонники Навального призывают бойкотировать президентские выборы
REUTERS/Maxim Shemetov

Представители челябинского штаба Алексея Навального стараются фиксировать все нарушения и подавать жалобы в Облизбирком. Однако ответа на них они пока не получили, рассказывает юрист штаба Навального Владимир Федоров.

Владимир Федоров: Мы в выборах участия не принимаем, то есть не голосуем. Но мы активно наблюдаем, и сейчас в челябинском штабе идет активная подготовка наблюдателей. Мы каждый день проводим занятия по обучению наблюдателей и уже подготовили около 400 человек. Всего на сайте в качестве наблюдателей у нас зарегистрировалось больше 700 человек, насколько я помню. Но это данные, наверное, уже устаревшие. Мы будем активно наблюдать на участках в Челябинске, в близлежащих городах Копейске, Коркино, у нас также есть народный штаб в Магнитогорске. В первую очередь будем следить за явкой.

RFI: От какой структуры будут аккредитованы ваши наблюдатели?

Владимир Федоров: Вы, наверное, уже слышали — вчера появилась новость, что издание «Левиафан» не аккредитовали, но мы по-прежнему можем наблюдать от кандидатов и активно собираемся этим пользоваться. То есть мы договариваемся с представителями кандидатов в нашем регионе, и они, тоже будучи заинтересованными в объективных результатах на избирательных участках, выдают нам направления, а мы их выдаем нашим наблюдателям. Еще есть возможность наблюдать от Общественной палаты. Пока мы к ней не прибегаем, она вызывает настороженность своей аффилированностью напрямую с властью. Но, в принципе, мы будем благодарны любой возможности наблюдать.

Какие нарушения во время кампании вы фиксируете в своем регионе?

Владимир Федоров: В основном это принуждение к голосованию и заманивание на участки с помощью конкурсов, подарков. У нас сейчас все избирательные комиссии очень сильно заинтересованы в повышении явки, и поэтому прибегают к таким нарушениям, как предложение прийти на выборы взамен на участие в конкурсе с возможностью получить какие-то подарки. Здесь сразу несколько составов административного правонарушения: использование служебного положения, чтобы заставлять людей участвовать в выборах, заставлять людей голосовать по месту пребывания, точнее, по месту нахождения предприятия или учебного заведения. Любые лотереи, игры, где люди могут что-то выиграть, будучи именно избирателями, это также грубое нарушение законодательства. Сейчас много объявлений о том, что такие мероприятия будут организованы в день выборов. Мы это все мониторим, стараемся писать жалобы по данным фактам, но пока, к сожалению, никаких конкретных действий со стороны власти нет.

Какую явку на этих выборах вы ожидаете?

Владимир Федоров: Если учитывать тот фактор, что мы выступаем за забастовку избирателей, эти активные действия, конечно, снизят явку. Но в противовес есть активные действия власти, которая из кожи вон лезет, чтобы эту явку повысить, даже прибегая к самым наглядным нарушениям закона. Эти действия тоже наверняка будут явку повышать. Будет явка выше, чем в 2012 году или ниже, сказать сложно, но есть ожидания, что они хотят явку значительно выше, порядка 70 процентов, и есть понимание, что этот результат легальным образом, не фальсифицируя результаты выборов, они получить просто не смогут. Поэтому мы как раз идем наблюдать, чтобы проследить реальную явку, показать, что она вовсе не равна 70 процентам, и мы ориентируемся на 50 процентов, не больше, с учетом уже административного ресурса.


Ставрополь, 5 марта 2018.
REUTERS/Eduard Korniyenko

Один из основателей партии «Яблоко» и ее неформальный лидер Григорий Явлинский не участвовал в прошлой президентской кампании — его не допустили из-за того, что четверть подписей за выдвижение были признаны недействительными. В этих выборах он участвует, но, согласно опросам ВЦИОМ и «Левады-центра», имеет рейтинг около 1%. Тем не менее установка набрать 10 процентов — вполне реальна, считает глава штаба Явлинского в Челябинске Ярослав Щербаков.

Ярослав Щербаков: У нас будут работать люди на местах, в участковых избиркомах, территориальных избиркомах, у нас есть человек в областной избирательной комиссии. В этот раз нам обещают 1296 участков, которые будут оборудованы видеокамерами, почти все они сконцентрированы в Челябинске. Мы набираем волонтеров, которые будут осуществлять мониторинг и видеорегистрацию с этих камер у себя дома. Сейчас активно развивается наш волонтерский проект, люди регистрируются на портале, это интерактивная карта, где каждый человек может выбрать дом, в котором он готов провести агитационные мероприятия. Они у нас получают агитматериалы и агитируют, ближе к выборам этот проект у нас преобразуется в проект для наблюдателей. Если не ошибаюсь, у нас уже более 20 тысяч зарегистрированных в этом проекте по всей стране, план — 50 тысяч, я думаю, мы наберем их уже на следующей неделе. В нашем регионе где-то, наверное, около тысячи.

Сколько из них готовы идти наблюдателями на участки?

Ярослав Щербаков: Помимо этого проекта мы осуществляем набор наблюдателей извне, и у нас есть база, мы партия, которая существует давно, и не один избирательный цикл не пропускаем. Я думаю, у нас уже подтвержденных наблюдателей около 500 — это наша наработанная база, мы их обзвонили, и они подтвердили. Мы работаем очень плотно со всеми общественными организациями в этой сфере — и с «Голосом», и с Корпусом «За чистые выборы». Тех людей, которые разделяют наши идеи и пришли от общественных организаций, будем заявлять от себя, будем помогать.

Какие нарушения вам кажутся наиболее неприемлемыми в этой кампании?

Ярослав Щербаков: Самое интересное и несправедливое — это то, что происходит в федеральной повестке, как освещается деятельность президента. И в отставку он не ушел, и показывают его постоянно, и послание его последнее, которое еще неделю разжевывали и разжевывают до сих пор. И сегодня фильм вышел, если я не ошибаюсь. Это все очень показательные моменты. С формальной точки зрения, возможно, и нет нарушений, а вот с точки зрения справедливости какой-то… В дебатах раз отказался участвовать, тогда и уйди из повестки полностью, дай людям спокойно выбрать.

Какую явку вы ожидаете? И сколько голосов, по-вашему, может получить Григорий Явлинский?

Ярослав Щербаков: Если основываться на опыте предыдущих избирательных кампаний, в том числе президентской, область у нас показывает по явке низкие проценты. Всю явку делают сельские территории, к которым тоже очень большой вопрос — обычно там люди еще менее активны, чем в городских округах. Большой явки, к сожалению, мы не ожидаем, власти она явно не нужна. Зачем действующей власти приводить на выборы тех людей, которые не будут голосовать за нее? Они работают на свой мобилизационный электорат. Поэтому, я думаю, 40–45 процентов, если у нас область достигнет, это будет хорошо. На мой взгляд, это потолок реальной явки. Что касается нашего процента, мы сейчас работаем на 10 процентов — вполне реальная цифра, которая у нас озвучена штабом. 50 тысяч активных сторонников нам вполне хватит, чтобы сделать тот результат, на который мы сейчас работаем.


Пригород Ставрополя, 4 марта 2018.
REUTERS/Eduard Korniyenko

По данным фонда «Петербургская политика», Челябинская область демонстрирует среднюю активность ведения предвыборной кампании. Директор аналитического агентства «Монитор» Алексей Ширинкин считает, что наиболее эффективно в Челябинской области кампанию отрабатывает команда Владимира Жириновского.

Алексей Ширинкин: Есть как минимум две партийные машины, четко работающие, регулярно использующиеся. Естественно, для них это неплохой тренинг — проверить себя, прокачать свои инструменты, активистов, зайти туда, куда их не пускали до этого. Это ЛДПР и КПРФ. Они заточены на конкретные олигархические группировки: ЛДПР связаны с Вайнштейнами, ни для кого это не секрет. КПРФ — там более сложная конструкция, насколько я понимаю, пока они с московскими командами аффилированы. В любом случае в 2019 году будут выборы в городскую думу, это уже проба сил. Для команд, которые долго играют, это серьезный тренинг. Те же самые ЛДПР реально тренируются, я не удивлюсь, что они смогут показать неплохой результат в Челябинской области. Это пикеты, они смотрят самые тяжелые места, могут туда поехать, ведут работу по сбору социальной проблематики, наказов. Нормальная хорошая полевая кампания. В принципе, по коммунистам ситуация примерно такая же, они пытаются что-то делать, есть пиар-команда, делают митинги, пикеты. Но, честно говоря, не очень активно, у них нет головы. На мой взгляд, КПРФ свой кризис структурный не преодолела и остается партией непонятно кого. Но, тем не менее, в глазах многих это партия номер два, резервная партия власти, как показывают фокус-группы. Бронепоезд заржавевший, который где-то стоит на запасном пути, но если надо, его раскочегарят и быстренько вернутся обратно к тому, что было раньше.

А что насчет штаба Навального на Южном Урале?

Алексей Ширинкин: Скажу честно, я вообще не вижу их. Ребята молодые, я понимаю, у них есть какой-то задор, но стратегии, логики, действий, масштаба — не вижу абсолютно. Честно говоря, и амбиций особых не вижу. Мобилизационный инструмент не используется ни оффлайн, ни онлайн. Идея создания армии наблюдателей — наверное, хорошая, но масштабы ее, опять-таки, не очень понятны. Поэтому я довольно скептичен в оценке их деятельности. Мне кажется, невысокая явка — не их заслуга, а скорее проблема общего разочарования. Естественно, и региональная специфика — чем больше люди апатичны и разочарованы, тем, конечно, у них меньше мотивации участвовать в политике. Не знаю, насколько уместна такая ассоциация — недавно вышла книга Юрчака «Это было навсегда, пока не кончилось», про Советский Союз. Он там использовал термин «ненаходимость», то есть люди бежали от государства, чтобы оно их не нашло. И нынче я вижу такой же процесс у существенной части населения.

То есть явка в регионе будет все-таки низкой…

Алексей Ширинкин: Я бы предположил, что Челябинская область даст какой-то среднероссийский показатель, близкий к нему. Очевидно, что это не 70 процентов. Будет ли это больше 60 или нет — вот это уже вопрос неопределенный. Никаких рекордных показателей, конечно, не будет. Челябинск относится, скорее, к лояльным регионам, мобилизованным, заводским. Но есть масса факторов, которые сегодня пока мы не можем учесть.

Кому достанется, на ваш взгляд, второе место на этих выборах?

Алексей Ширинкин: Осторожно предположу, что у Грудинина есть определенные шансы выйти на второе место. По моему впечатлению, они идут сегодня ноздря в ноздрю с Жириновским. Я думаю, что Грудинин — более оригинальная фигура, с эффектом свежего лица — может быть, это сыграет свою роль. Но никакого рекорда он не поставит, я думаю, что за пределы 10 процентов вряд ли выйдет.

  • print

Оппозиция

Источник http://ru.rfi.fr/rossiya/20180309-effekt-nenakhodimosti-kak-rossiiskie-regiony-gotovyatsya-k-vyboram

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar