Чем может помочь России китайский опыт борьбы с коррупцией

22 октября 2013, 21:51

Текст: Станислав Борзяков

Версия для печати

В отличие от России, за коррупцию в Китае предусмотрена публичная казнь и конфискация всего имущества. Несмотря на это, воровство, кумовство (по-китайски – гуаньси) и взяточничество являются одной из самых болезненных для КНР проблем, решение которой идет с переменным успехом. Чем китайский опыт может помочь России, выяснила газета ВЗГЛЯД.

Находясь с визитом в Китае, премьер-министр Дмитрий Медведев провел онлайн-конференцию с интернет-пользователями Поднебесной и сообщил, что Россия внимательно присматривается к китайскому опыту борьбы с коррупцией. «Коррупция – очень большая, системная проблема нашей страны, и нам потребуется еще огромное количество усилий для того, чтобы эту ситуацию исправить», – признал премьер, давший ранее жизнь целому пакету антикоррупционных инициатив и законов.

Принято считать, что с коррупцией в Китае борются очень эффективно, но это далеко не так. Реформы в данной области и обуздание обнаглевших мздоимцев – один из главных пунктов, составивших платформу нового председателя КНР – Си Цзиньпина. При этом нельзя не признать: при всей разнице в подходах коррупционные проблемы КНР как на уровне центральной власти, так и на уровне национальных провинций удивительно похожи на таковые в РФ.

И тут воруют

Коррупция в Китае была признана острейшей национальной проблемой еще в 80-х. Уровень оной резко подскочил с началом реформ по переходу от плановой экономики к рынку, тогда же оживились объединенные преступные группировки. Основные усилия правящей КПК были направлены на недопущение сращивания ОПГ с государственным аппаратом. Нельзя сказать, что эти усилия пошли прахом: ни криминал, ни олигархи не имеют и не имели возможности диктовать свою волю властям не только в центре, но и в большинстве регионов. Однако коррупция никуда не делась, Китай по-прежнему чрезвычайно коррумпированная страна.

В мировом рейтинге восприятия коррупции, составленном неправительственной организацией Transparency International, Китай в 2012 году занял 80-е место (чем ниже, тем ситуация с коррупцией хуже), набрав столько же баллов, сколько Сербия и Тринидад и Тобаго, – 39. Для сравнения: у Финляндии 90 баллов, у Германии 79, у США 73, у Испании 65, у Бразилии 43, у Италии 42, у Греции и Индии по 36, у России и Казахстана по 28, у Украины 26, у Афганистана 8. К данному рейтингу и методике его составителей можно относиться предельно критично, но тот факт, что коррупция представляет для Поднебесной огромную проблему, не отрицают и официальные китайские власти.

Так, рупор КПК – агентство «Синьхуа» сообщало, что с октября 2007 года по июнь 2012 года зафиксировано более 6,606 млн жалоб на коррупцию чиновников (около 668 тыс. из них были по итогам проверок и судов наказаны). При этом счет тем, кто не только избежал наказания, но и успел сбежать со значительной суммой в кармане, также идет на тысячи. Начиная с середины 90-х годов примерно 17 тыс. чиновников, прихватив с собой около 127 млрд долларов, покинули территорию Китая. Это данные, содержащиеся в одном из отчетов Центробанка КНР. У дисциплинарной комиссии КПК данные другие, гораздо более скромные – около 4 тыс. чиновников-беглецов, своровавших более 7 млрд долларов. И все равно – много.

При этом по ряду «симптомов» ситуация с коррупцией в Китае до боли напоминает российскую. Например, по данным члена Всекитайского собрания народных представителей, эксперта по коррупции из Центральной партийной школы Линь Чжэ, с 1995-го по 2005 год за границей поселились около миллиона ближайших родственников китайских чиновников, которые аккумулировали в своих руках значительные средства. По разным независимым подсчетам, потери от коррупции в Китае составляют 13–17% ВВП. Китайские эксперты, работающие на правительство, говорят о 25 млрд долларов, отмываемых в стране ежегодно. В общем, есть над чем работать.

На недавнем 18-м съезде КПК о коррупции говорили открыто, она стала одной из ключевых тем. Как заявил тогда уходящий лидер Ху Цзиньтао, коррупция может стать «причиной обрушения партии и падения государства». Новый лидер Си Цзиньпин сделал борьбу с воровством и взяточничеством на государственном уровне частью своего «кейса». От него этого, впрочем, ждали, так как с гневными антикоррупционными речами он выступал и прежде, призывая однопартийцев обуздать своих «супругов, детей, родственников, друзей и подчиненных». Также лично ему приписываются обуздание коррупции на олимпийских стройках в Пекине и «беспощадная борьба со взяточничеством» на более ранних постах.

Высшая мера

Коррупция

Источник http://vz.ru/society/2013/10/22/656165.html

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar