10 марта 2015, 21:42
Фото: Михаил Метцель/ТАСС
Текст: Петр Акопов

В начале марта исполнилось три года со дня избрания Владимира Путина президентом в третий раз – половина президентского срока уже пройдена. Учитывая, что в конце месяца будет 15 лет со времени первой победы Путина на президентских выборах, уже начались гадания на тему «пойдет ли Путин на четвертый срок». Хотя до 2018 года еще далеко, никакой «загадки 18-го года» на самом деле не существует.

Владимир Путин не хотел быть президентом – он и сам не раз говорил об этом, да и все обстоятельства его выдвижения свидетельствуют о том же. То, что выбор слабеющего и манипулируемого Бориса Ельцина пал именно на 46-летнего директора ФСБ, конечно, определялось личными качествами Путина, но по большому счету было случайностью.

«Ближайшие годы будут сложнейшими и решающими – и невозможно себе представить, что Путин вдруг решил бы отойти в сторону»

Счастливой случайностью – ситуация во власти в 1999 году была такова, что легко мог подвернуться слабый человек, которого подчинила бы себе хищная элита временщиков-олигархов или персонаж, которого бы раздавил груз ответственности. Учитывая, что от первого лица тогда в буквальном смысле слова зависело не просто направление движения, но и судьба страны (дальнейший распад государства, начало чему положило бы отделение Северного Кавказа, был более чем возможным вариантом), появление в Кремле Путина можно считать исторической удачей.

Он не был готов к президентству – но честно впрягся в работу, постепенно все больше и больше осознавая ее не как вызов даже, а как крест, как служение. Это не пустые слова – точнее, они кажутся такими только тем, кто сам пуст, потому что не верит ни в народ, ни в Бога, ни в Россию, отчего и считает любую отсылку к высшим смыслам бессмысленной. Путин тоже не сразу проникся всеми смыслами и бременем высшей власти – но чем дольше, тем больше он становится именно выразителем и проводником национальных интересов.

Тут дело не только в приобретаемом им с годами опыте – хотя, конечно, он играет огромную роль. Дело в желании и умении чувствовать и осмыслять ход русской истории, реагировать на проблемы и вызовы не как современный западный политик (то есть марионетка олигархов, наднациональной и государственной бюрократии и медиа), а как национальный государственный деятель. Тот, кто отвечает перед своим народом не на выборах, а по совести, для кого «заветы и опыт предков» – это не фигура речи, а важнейший фундамент, кто не думает о рейтинге или выборных перспективах. Путин не думает о выборах – но выборы, в которые играют люди, думают о Путине.

Что сделал Путин за половину третьего срока? Конечно, неправильно отделять время после весны 2012 года от предшествовавшего периода путинского руководства – но все-таки можно посмотреть на то, что произошло. И тогда выяснится, что главным был даже не Крым – а то, что Путин окончательно освободился от ограничений, сковывавших его действия: как внешних, так и внутрироссийских. Эти оковы мешали не его волюнтаризму или самодурству (президент, в отличие от Хрущева, командный человек) – а его возможности делать то, что хочет и требует от него народ.

Само избрание Путина в 2012-м случилось вопреки желанию многих влиятельных сил – не только в стране, но и за рубежом. Пресловутая «болотная» была лишь внешним проявлением того резкого неприятия Путина, которое сложилось к 2011 году у немалой части нашей элиты – в первую очередь речь идет об олигархате и т. н. системных либералах, тех, кого сам Путин позднее назвал полуколониальной элитой, сформировавшейся в 90-е. Они хорошо чувствовали, что, вернувшись в Кремль, Путин начнет национализировать элиту – ликвидируя как ее двойную лояльность и космополитические привычки и идеологию, так и казнокрадские замашки. Для этой части «элиты» не имело никакого значения, что Путина поддерживает большинство народа. В 2012 году они хотели остановить его или как минимум ограничить ему свободу действий.

Санкции

Источник http://vz.ru/politics/2015/3/10/733642.html

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar