© Alexander Aksakov/Getty Images
«Узник Болотной» Максим Панфилов – очередной объект политического преследования

Follow @amnestyrus

13/4/2016

С тех пор как в Москве на Болотной площади шестого мая 2012 года состоялся митинг прошло почти четыре года, но уголовное преследование участников процесса до сих пор продолжается, как и новые задержания. Седьмого апреля задержали тридцатилетнего жителя Астрахани Максима Панфилова. Ему предъявили обвинения по статьям об участии в массовых беспорядках и применении «неопасного для жизни и здоровья насилия» в отношении сотрудника полиции, которые предусматривают наказание до восьми и пяти лет лишения свободы за каждый вменяемый в вину эпизод, соответственно. Задержанного немедленно доставили в Москву, где на следующий день судья Басманного районного суда города Москвы вынесла постановление об аресте Максима Панфилова до седьмого июня.

Amnesty International считает, что обвинения в участии в массовых беспорядках шестого мая на Болотной площади продиктованы политическими соображениями, а также уверена, что право Максима Панфилова на справедливое судебное разбирательство было нарушено. Во время первого и самого важного после задержания допроса ему отказали в присутствии адвоката. Кроме того, при взятии его под стражу не были надлежащим образом рассмотрены альтернативные меры пресечения, несмотря на обеспокоенность в связи с состоянием его здоровья. Всё это идёт вразрез с положениями российского законодательства, а также нормами международного права в области прав человека. Более того, после ареста Максима Панфилова лишили возможности продолжать прём привычных лекарственных препаратов, что можно приравнять к жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению.

Политически мотивированные обвинения

Amnesty International ранее высказывала озабоченность в связи с тем, что преследование участников митинга на Болотной имеет политическую подоплёку и нацелено на то, чтобы отпугнуть людей от участия в акциях протеста и деятельность оппозиции. В основном, к насилию, имевшему место в ходе митинга, прибегали сотрудники полиции, которые превышали силу в отношении преимущественно мирных демонстрантов. Кроме того, акты насилия были обусловлены неспособностью полиции эффективно пропускать всех желающих на площадь в соответствии с планом мероприятия, ранее согласованным организаторами. Тем не менее, ни одно дело о превышении силы не было заведено в отношении сотрудников полиции.

Власти настоятельно требуют, чтобы события шестого мая 2012 года квалифицировались как «массовые беспорядки», однако, из свидетельств очевидцев и экспертного анализа со всей очевидностью следует, что данное событие являлось мирной акций протеста, в ходе которой имели место отдельные случаи насилия, подчас опасного.

Amnesty International считает, что нынешнее уголовное преследование лиц в связи с событиями на Болотной носит политический характер. При предъявлении обвинений указанные события квалифицируются как «массовые беспорядки» вопреки фактическому положению дел, а равно в нарушение права на свободу мирных собраний.

Допрос в отсутствии адвоката

В нарушении положений уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и международных норм справедливого судебного разбирательства, как утверждает Максим Панфилов, на протяжении всей процедуры допроса назначенный ему государством защитник отсутствовал и появился только под конец. Адвокату по выбору Максима Панфилова не разрешили присутствовать на допросе. Она приехала в следственный изолятор на встречу с подзащитным седьмого апреля, однако, начальник изолятора отказал ей на том основании, что уже поздно встречаться с подзащитным. Максим Панфилов увидел адвоката по своему выбору только в зале суда. В ходе судебных разбирательств сторона обвинения заявила, что он частично признал вину в ходе допроса. Восьмого апреля выбранный Максимом Панфиловым адвокат оспорила данное утверждение и сообщила СМИ, что Максим Панфилов признал только то, что присутствовал на Болотной площади на тот момент и «держал в руках шлем полицейского» (демонстранты на Болотной передавали друг другу потерянные полицейскими шлемы), но не свою причастность к применению насилия. Адвокат выразила опасения в связи с тем, что Максима Панфилова мог ввести в заблуждение назначенный защитник.

Нарушение принципа презумпции невиновности

Как это обычно бывает в залах суда в России, на время проведения слушаний Максима Панфилова поместили в металлическую клетку. Адвокат ходатайствовала о том, чтобы его вывели из клетки, однако, просьба не была удовлетворена. Европейский суд по правам человека постановил, что практика водворения людей в клетки в залах суда «носит масштабный театральный эффект, являя собой унизительное действо» и что таковая не совместима с гарантиями справедливого судебного разбирательства. Водворение подозреваемого в клетку создаёт впечатление вины, а это идёт вразрез с принципом презумпции невиновности и может негативно сказаться на беспристрастности суда.

Опасения в связи с состоянием здоровья

У Максима Панфилова синдром Туретта, в связи с чем ему ежедневно требуется приём транквилизаторов для того, чтобы хорошо себя чувствовать и крепко спать. После неожиданного задержания в Астрахани его перевезли в Москву, не предоставив возможности подготовиться к лишению свободы, в том числе взять с собой выписанные лекарства. Во время слушаний в Басманном районном суде наблюдатели отметили, что подсудимый не способен сконцентрироваться, ему трудно отвечать на вопросы, что, по всей видимости, является прямым следствием отсутствия приёма необходимых лекарственных препаратов. В какой-то момент адвокат попросила прервать слушания, а затем продолжила отвечать на вопросы судьи от лица подзащитного. Отказ Максиму Панфилову в необходимых лекарственных средствах и в надлежащем медицинском уходе в период нахождения под стражей можно приравнять к жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, а равно к нарушению права на охрану здоровья.

Решение о предварительном заключении в нарушение положений российского законодательства и норм международного права в области прав человека

На слушаниях о дальнейшем заключении под стражу судья спешно утвердила ходатайство следствия об аресте Максима Панфилова, заявив, что «не усматривает оснований для избрания меры пресечения, не связанной с лишением свободы».

Нормы международного права в области прав человека требуют, чтобы лишение свободы применялось в качестве крайней меры и только при наличии существенной угрозы побега, причинения вреда другим лицам, а также создания помех следствию или процедуре сбора доказательств. Согласно российскому законодательству, судья обязан изучить целесообразность и принять решение о необходимость взятия под стражу, а не об отсутствии оснований для избрания меры пресечения, не связанной с лишением свободы. Более того, закон предписывает судье применять не связанные с лишением свободы меры. В соответствии со статьёй 100 уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, мера пресечения избирается в «исключительных случаях», в то время как в соответствии со статьёй 108 меры пресечения, ограничивающие свободу, применяется исключительно «когда применение более мягкой меры пресечения невозможно». Кроме того, закон требует, чтобы судья изучил и указал «конкретные, фактические обстоятельства», на основании которых было принято такое решение. Тем не менее, мера пресечения в виде предварительного заключения под стражу широко практикуется в России, и, как в деле Максима Панфилова, судьи быстро удовлетворяют ходатайства следствия о взятии под стражу, не рассматривая возможность избрания альтернативных мер и не обосновывая необходимость и соразмерность избранной меры.

Краткая справка

Шестого мая 2012 года десятки тысяч человек прошли шествием через центр Москвы с намерением собраться на Болотной площади в знак протеста против спорных результатов выборов, по итогам которых Владимир Путин был переизбран на пост президента Российской Федерации. Большинство так и не добрались до площади.

Вопреки плану мероприятия, согласованному организаторами акции протеста, полицейские перекрали два из трёх проходов на площадь, а также сузили единственный оставшийся. Давление на полицейское оцепление неизбежно возросло. После того как в конечном итоге оно было прорвано, что сопровождалось отдельными вспышками насилия, полицейские начали жестоко разгонять протестующих. В течение следующих нескольких часов полицейские превышали силу, зачастую в произвольном порядке, чтобы сдержать и задержать преимущественно мирных участников акции протеста. Со стороны некоторой части протестующих последовали отдельные, подчас опасные, акты насилия, в результате которых пострадали некоторые сотрудники полиции. На месте были задержаны сотни человек, большую часть которых освободили, не предъявив никаких обвинений.

Совет при президенте РФ по правам человека проанализировал видеозаписи с места событий шестого мая и пришёл к заключению, что их нельзя квалифицировать как массовые беспорядки и что столкновения между демонстрантами и полицией были спровоцированы действиями полицейских.

Европейский суд по правам человека постановил в деле «Фрумкин против России», что разогнав демонстрацию на Болотной площади, власти нарушили право на свободу мирных собраний. Далее ЕСПЧ постановил, что к возникновению беспорядков привела не реакция демонстрантов, а действия властей, заключающиеся в отсутствии достаточной согласованности с организаторами мероприятия.

По состоянию на сегодняшний день, одиннадцать человек отбыли наказание в виде лишения свободы, ещё шесть человек по-прежнему находятся за решёткой. Многие из них были лишь мирными участниками акции протеста на Болотной, которых изначально не следовало предавать суду. Двое из отбывающих сроки «узников Болотной» – политические деятели Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев – не присутствовали шестого мая 2012 года на площади лично, тем не менее, были осуждены за организацию массовых беспорядков. Ещё двое находятся в предварительном заключении. Один из них – Максим Панфилов. Другой – Дмитрий Бученков, обвиняемый в участии в акциях насилия на Болотной, был задержан в Москве третьего декабря 2015 года. Причём последний полностью отрицает, что участвовал в акции протеста на Болотной шестого мая 2012 года. Еще несколько обвиняемых в связи с событиями на Болотной в 2012-2013 годах провели несколько месяцев под стражей или под домашним арестом, впоследствии их дела были прекращены по амнистии. Двадцать второго декабря 2015 года двадцатипятилетнего Ивана Непомнящих приговорили к двум с половиной годам лишения свободы за участие в массовых беспорядках. Ему предъявили обвинение в том, что он ударил сотрудника полиции зонтом. Тем не менее, из видеозаписи, представленной в суде, следовало, что он был без зонта и уклонялся от ударов дубинки.

Теракты в России

Источник http://amnesty.org.ru/ru/2016-04-13-rossija/

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar