Татьяна Шабаева, журналист, переводчик  
20 октября 2016, 13:00
Фото: facebook.com/tatiana.shabaeva

В этом октябре некие «молодые коммунисты» повесили у ворот Музея ГУЛАГа чучело Солженицына с обличительными виршами на груди.

«Коммунисты обвиняли во лжи «Архипелаг ГУЛАГ», либеральные евреи – «Двести лет вместе»

До намеченного «года Солженицына» еще полно времени, и можно предположить, что накал проклятий и славословий за это время не спадет, будет только возрастать, и в итоге все выскажутся, но никто никого не услышит.

Как ни относись к тому, что у нас литературоцентричная страна – лично я отношусь без энтузиазма – Солженицын, пожалуй, последняя фигура, которая показывает это столь явно. Последнее наглядное доказательство, что «слово можно в разящий свинец перелить».

Поступок «молодых коммунистов» был болезненно серьезен, они действовали как люди, в которых засела пуля, люди, отравленные словесным свинцом. Пожалуй, Александр Исаевич был бы доволен. Он, несомненно, желал, чтобы его принимали всерьез.

Метафорический антоним Солженицыну – не условный висельник на воротах условного ГУЛАГа, а балаган. Главный сущностный враг Солженицына – ирония, смеховая культура, мысль «ничто не существенно».

Поэтому он так стремительно устарел формально, но не функционально – словно вещь, которая очень нужна, но которой «стремно» пользоваться, и потому проще сказать, что она не нужна.

Он сам бы палец о палец не ударил для того, чтобы о нем «хорошо думали». И преуспел: его терпеть не могли. Причем «с обеих сторон».

Его недолюбливали – в массе своей – диссидентствующие столичные интеллигенты до эмиграции. Его не любили в эмиграции: вечно ему было больше всех надо, он даже радио «Свобода» обвинял в злостном ограничении свободы. А уж как его не любили после эмиграции!

Начало девяностых: он считал, что стране нужен пастырь, и выразил готовность быть таким пастырем. Не из гордости, как посчитали многие, пожелавшие остаться непричастными, но из деловитой ответственности – потому что «надо же кому-то быть». Это, разумеется, была непростительная наглость.

С какой стати несовершенный человек взялся учить тех, кто уверен в своем уме?

У Московского музея Гулаг ребята вздёрнули на стилизованных под лагерные воротах чучело Солженицина — злобствующего антисоветчика и лгуна. pic.twitter.com/3v8DrXic8o

— Натуэль (@NataYaraya) 10 октября 2016 г.
А он был несовершенен. Зная, что его ахиллесова пята, его желаемый modus operandi – «жить не по лжи», именно обвинение во лжи ему выставляли особенно часто. И каждый видел ложь там, где хотел видеть.

Коммунисты обвиняли во лжи «Архипелаг ГУЛАГ», либеральные евреи – «Двести лет вместе». Так или сяк, но Солженицын выходил лжецом, и ненависть к нему была столь сильна, что взрослые люди не удерживались, скатывались до уровня младших классов, до коверканья его фамилии.

Но ненавидели они не ложь, а призыв с нею покончить, «как будто он лучше нас». И проще всего этот призыв было отмести через насмешку.

Он, конечно, слишком вольно обращался с цифрами – и это еще мягко сказано.

Считая жертвы войны или репрессий, он ворочал десятками миллионов, записывая туда даже нерожденных. Нерожденных! Это ведь только Бог может.

Взявшись писать историю почти вековой боли громадной страны, он принял на себя роль Бога – опять же потому, что не видел, кто бы это еще мог сделать. Он, не колеблясь, увеличивал число жертв – и тому были три причины.

Объективная: когда он писал «Архипелаг», у него не было доступа к источникам.

Те, кто обвиняют Солженицына в том, что он работал не как историк и много насочинял, забывают, что работать «как историк» ему бы никто не дал. Многие важные для этой темы архивы закрыты и поныне. И пока они закрыты, восполнять их будет воображение.

Субъективная причина: чем «присчитать лишнее», ему было важнее, чтобы никто не остался неучтенным.

И он именно так действовал – брал по максимуму, надеясь, что хотя бы так никто не будет забыт. Таково было его представление о добросовестности.

Третья причина – функциональная: «Архипелаг» должен был стать оружием. И по возможности – сокрушительным.

Репресии

Источник http://vz.ru/opinions/2016/10/20/839141.html