Getty
Салил Шетти: США наносят урон важнейшей миссии ООН

Follow @amnestyrus

28/10/2015

Россия и Китай — не единственные страны, которые мешают ООН реагировать на геноцид и военные преступления. Однако в год 70-летия организации настало время для реформ. Семьдесят лет назад ООН появилась на свет в исторической атмосфере доброй воли и надежды. Президент Гарри Трумэн говорил о «победе над самой войной». Действительно, можно гордиться многими достижениями ООН за последние семь десятков лет — в миротворчестве, в гуманитарной работе, в борьбе с бедностью. Однако тот же Трумэн предостерегал от того, что может произойти, если правительства перестанут руководствоваться уставом ООН, в котором закреплены ценности прав человека и равенства, а также приверженность сохранению мира и безопасности во всем мире. Он сказал, что в таком случае «мы предадим всех тех, кто погиб во имя того, чтобы мы могли встретиться здесь для его написания, находясь на свободе и в безопасности».

Сегодня ощущение предательства становится реальным.

Были многократно и бесстыдно растрачены те возможности, которые создатели ООН дали миру, в частности чтобы Совет Безопасности ООН мог предпринимать сильные шаги для защиты мирного населения и предотвращения преступлений против человечности.

Мы в Amnesty International документируем невообразимые страдания в Сирии. Там уже погибли более 250 000 человек. А 12 миллионов — почти половина населения государства — были вынуждены покинуть свои дома и даже страну. Ещё огромное количество людей, рискуя и расплачиваясь жизнью, спасаются от разгоревшегося пожара. Сейчас как никогда нужны решительные шаги для защиты мирных жителей.

Между тем могущественный Совет Безопасности, наделённый бесценными полномочиями, снова и снова бездействует.

Своими четырьмя двойными вето Россия и Китай помешали Совету Безопасности принять меры, которые могли бы помочь в спасении жизней людей в Сирии. В 2014 году эти же две державы «бездушно» наложили вето на резолюцию о передаче ситуации в Сирии на рассмотрение Международного уголовного суда, тем самым заблокировав расследование военных преступлений и преступлений против человечности, совершённых всеми сторонами конфликта.

Но было бы неправдой сказать, что только Россия и Китай злоупотребляют сложившейся системой.

Своё право вето в Совете Безопасности применяли также США и Великобритания в 1980 годах, защищая режим апартеида в ЮАР, а в 2006 году США с его помощью отсрочили прекращение огня в Ливане во время конфликта, который унёс жизни более 1000 человек. Совсем недавно угроза вето США похоронила всякую надежду на принятие резолюции во время 50-дневного конфликта в Газе, когда погибли свыше 2000 палестинцев.

Циничное переплетение интересов наносит ущерб всем.

В знак протеста против нашей неработающей системы три года назад несколько маленьких, но дальновидных государств: Иордания, Коста-Рика, Лихтенштейн, Сингапур и Швейцария (так называемая «малая, или швейцарская, пятёрка», S5), — предложили ряд реформ, включая добровольный отказ от вето в случаях массовых зверств.

И могущественный Совет Безопасности, вершитель мировых судеб, быстро сплотился, заявив, что не допустит ослабления права вето. Хотя бы в этом, наконец, США, Россия и Китай были единодушны.

Тем не менее на фоне тех ужасов, которые продолжает документировать гражданское общество, и разочарования в мировых лидерах, которые отказываются защищать гибнущих тысячами мирных жителей, забрезжила перспектива реальных, структурных изменений.

Инициативу «малой пятёрки», которая всего несколько лет назад казалась привлекательной лишь для правозащитных организаций, сейчас подхватывают и другие.

Её горячо поддержали бывший Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан и Старейшие — независимая группа мировых лидеров, сотрудничающих во имя мира и соблюдения прав человека. В прошлом году с инициативой ограничить право вето пяти постоянных членов Совета Безопасности выступили правительства Франции и Мексики.

Идея зазвучала ещё настойчивей, когда десятки правительств — и вновь преимущественно небольших государств — объединились в Группу по вопросам подотчётности, согласованности и транспарентности. Более 100 стран, включая Францию и Великобританию, подписали кодекс поведения группы, в котором содержится призыв ко всем членам Совета Безопасности — как избираемым, так и постоянным — не голосовать против убедительных проектов резолюций, направленных на предотвращение либо остановку массовых зверств.

Одним словом, появилось движение. Политический лёд, похоже, начал трескаться. Хотя Россия и США по-прежнему воздерживаются от участия.

Это омерзительно, что Россия, пользуясь своим вето, мешает оказывать давление в целях прекращения военных преступлений, которые совершались правительством сирийского президента Башара Асада, и блокирует восстановление справедливости и привлечение к ответственности виновников со всех сторон конфликта. Но США, которые пользуются угрозой вето, чтобы защитить собственные силы (и силы своих ближайших союзников) от привлечения к ответственности, своим лицемерным поведением прикрывают Россию и её недостойные поступки.

Ранее в этом году госсекретарь США Джон Керри заверил меня, что он «серьёзно рассматривает» вопрос об ограничении права вето. Позже представитель США при ООН Саманта Пауэр, которая сама писала сильные вещи о неспособности правительств противостоять массовым зверствам, назвала нынешние провалы Совета Безопасности «дисфункциональностью».

Но что на самом деле значит «серьёзно рассматривает»? Достаточно ли у США понимания и этических принципов, чтобы заняться настоящим изменением политики?

Порой кажется, что история ничему не учит, в том числе геноцид в Руанде в 1994 году. Тогда тоже выступали небольшие государства, избранные в члены Совета Безопасности, такие как Чехия и Новая Зеландия, а пятеро постоянных членов сохраняли заговор молчания.

Сейчас, в день рождения организации, предоставляется хороший момент для изменений. Мы уже предали те добрые намерения, с которыми создавалась ООН, в точности как того опасался Трумэн. Однако реформировав систему Совета Безопасности, мы могли бы получить инструмент, гарантирующий, что «больше никогда» — это «больше никогда».

Автор: Салил Шетти, генеральный секретарь Amnesty International

Теракты в России

Источник http://amnesty.org.ru/ru/2015-10-28-oon/

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar