14 июля 2017, 21:05
Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС
Текст: Петр Акопов

История с депутатами заксобрания Красноярского края, якобы повысившими себе зарплату вдвое, вызвала большой резонанс. В основном законодателей ругают, раздаются и голоса в поддержку. Хотя тут нужно говорить не столько о конкретных цифрах, сколько о самом принципе, подходе к тому, как оплачивать работу людей во власти.

Заработки власть имущих – один из самых горячо обсуждаемых вопросов в России. Причем как началось это обсуждение в позднесоветские годы, так и продолжается уже три десятилетия. Страна развалилась, социально-экономический строй поменялся, управленческие «элиты» обновились уже два–три раза – а вопрос «Cколько должны получать начальники?» постоянно вызывает споры в обществе. При этом он является удобнейшей темой для спекуляций демагогов всех мастей и уровней. Сразу же вспоминается один из главных лозунгов обличителей советской власти в конце 80-х: «Пора положить конец незаконным привилегиям партноменклатуры». За 30 лет пора бы уже научиться отделять мух от котлет, то есть вопрос заработков чиновников и депутатов от борьбы за справедливость.

«Дело не в конкретных красноярских депутатах – а в отношениях власти и общества»

Последними попали под раздачу депутаты законодательного собрания Красноярского края – они приняли законопроект, увеличивающий вдвое их зарплату. Так, по крайней мере, об этом написала пресса – хотя в реальности, как выяснила газета ВЗГЛЯД, речь шла об изменениях методики вычисления зарплат депутатов, которая, конечно, привела бы к ее росту, но для этого требовались еще новые решения депутатов, которых пока что не было. Но сама по себе необходимость увеличения зарплат была поддержана и красноярским губернатором, напомнившим, что «зарплата госслужащих в Красноярском крае одна из самых низких в России, вообще в России таких зарплат уже почти нет».

Так или иначе, но даже ожидаемый рост зарплаты со 100 до 200 тысяч рублей в месяц сделал красноярских депутатов объектом для критики. Безобразие, в стране сложные времена, а они только о себе думают. Даже прокуратура края сообщила, что «проводится проверка законности принятия депутатами законодательного собрания края закона (…), предусматривающего увеличение размера оплаты труда лицам, замещающим государственные должности». И вообще – «увеличение бюджетных ассигнований может проводиться только после внесения соответствующих изменений в закон о бюджете при наличии соответствующих источников дополнительных поступлений в краевую казну, а также при сокращении ассигнований по отдельным статьям расходов».

Понятно, что дело тут не в конкретных красноярских депутатах, а в самих отношениях власти и общества. В том, как власть показывает людям свое к ним отношение. И в этом смысле глубоко заблуждаются те, кто уверен, что верховная власть должна демонстрировать народу, как она держит чиновников и депутатов на сухом пайке. Как раз такой подход означал бы полное презрение к простым людям. Делать вид, что чиновники должны мало зарабатывать, может только коррумпированная насквозь власть, считающая народ тупым быдлом.

И это очень просто аргументировать.

Еще несколько лет назад чиновники и депутаты получали у нас совсем смешные деньги. При этом все понимали, что они живут совсем не на зарплату. Но с переходом к жесткому этапу борьбы с коррупцией произошло и повышение зарплат депутатов и чиновников, особенно в федеральных органах власти. Сейчас депутат Госдумы получает 350–400 тысяч рублей в месяц – это деньги, на которые в столице можно вести достойный образ жизни. И это притом что у очень многих депутатов есть дополнительный запас прочности – заработанные в прошлой, допарламентской, жизни десятки, а то и сотни миллионов, много зарабатывающие (иногда случайно – а иногда и нет) жены или мужья. Это не Госдума нашей мечты, но она уже гораздо ближе к честному парламенту, чем раньше.

То же самое касается и министров – времена упорно подозреваемой в коррупции министра сельского хозяйства Скрынник прошли, сейчас министр здравоохранения декларирует доход в 500 тысяч рублей в месяц, и этому хочется верить. Да, множество высших чиновников пришли из бизнеса или имеют в бизнес-среде «очень успешных» родственников – но сейчас речь идет о формировании облика чиновника будущего, о создании условий для его появления и распространения.

Коррупция

Источник http://vz.ru/politics/2017/7/14/878740.html

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar