Школа в подмосковной Ивантеевке 5 сентября 2017
REUTERS/Maxim Shemetov

Осенью российские педагоги отмечают сразу два профессиональных праздника — День знаний и День учителя. RFI выясняло, с каким настроением их встречают в этом году? На что хватает учителям их заработков и как выполняются майские указы президента?

Неделя в России — Рано или поздно российское школьное образование рухнет

08/09/2017
— Александр Валиев

Слушать

Преподаватель русского языка и литературы из Ижевска Анна Инютина работает в школе вот уже более 20 лет. Она уверена, что если бы не безработица, многие учителя давным-давно ушли бы из профессии, где их заставляют работать бесплатно.

Анна Инютина: Никакие майские указы, конечно, не выполняются. Цифры абсолютно дутые – вот эти все 30 тысяч (рублей — RFI) и так далее. Как была ставка у нас 9000, так она и есть. Чтобы заработать 20 тысяч, надо работать на двух ставках. На 18 часов практически никто не работает, это если уже выслуга имеется или дополнительный заработок. Тридцать часов примерно ведут, тридцать уроков в неделю. Вот это порядка 20 тысяч рублей. Если у человека нет высшей категории и прочих регалий. Стимулирующих, которых обещали, почти нет. Народ не знает, что это такое, и выполняет работу, за которую предполагается платить, бесплатно. И все эти конкурсы, конференции, и подготовки ко всяким олимпиадам, работа с отстающими — это все бесплатно.

RFI: Но ведь, наверное, можно отказаться?

— Система очень продуманная. Учителя повязали по рукам и ногам, и есть рычаги, которые позволяют давить на него. Главный рычаг — это аттестация. А как ты будешь аттестоваться, если у тебя нет олимпиадников, если ты не делал то, другое, пятое, десятое?! Администрация просто ходатайство не напишет, поэтому учитель волей-неволей вынужден. Аргумент у администрации один, и я не скажу, что она здесь хитрит. Денег не хватает. Нисколько не дают ни на обслуживание здания, вообще, на обеспечение учебного процесса денег никто не дает, и школа едва сводит концы с концами. На учебники не хватает элементарно. Поэтому администрация разводит руками: как эти копейки делить? То есть, государство, в принципе, отказалось от обеспечения государственных учреждений и самого процесса.

А почему бы не уволиться, раз труд учителя так низко ценится?

— В большинстве небольших провинциальных городов устроиться в другое место очень сложно. Ну вот, например, я филолог, я не могу пойти ни продавцом, ни в банк. Какие-то издания, которые бы могли меня взять, сами еле сводят концы с концами. Куда пойти? Пойти некуда. А в маленьких городишках тем более. Безработица, например, в Удмуртии жуткая. Заводы позакрывались, ну, негде работать. Кроме как в магазине, работать негде.

Анна, а как учителя оценивают причины такого положения дел? На кого возлагают ответственность — на местных руководителей или высшее руководство страны?

— Если говорить о провинции, ничего наверху практически не видится. Народ в этом смысле непросвещенный, это я точно знаю. Никто в эту сторону не думает. Никто не рассуждает, дальше носа не видит. Равнодушное отношение к политике, к тому, откуда ноги растут у всех этих поборов, низких зарплат, отношения к учителям, вообще, отношения к людям, к народу. Как-то мало это кого волнует.

— Вы заговорили об отношении к учителю. На ваш взгляд, сегодня учителей уважают — ученики, администрация?

Анна Инютина: Уважать ведь надо за какие-то личностные качества, правильно? Не просто умение по-рабски пахать, а, наверное, должны быть честь, достоинство, мужество какое-то, в конце концов, в современных условиях. Смелость выйти и сказать, не побояться. Учитель, к сожалению, трусливое существо. И говорить о том, что нас обязаны уважать… Иногда возникает вопрос, за что? Рабов мало кто уважает. Администрация, наверное, примерно так же относится. То есть, кого-то можно унизить, а кто-то не даст себя в обиду. А в целом отношение отвратительное, имеется в виду, что заставлять работать бесплатно — это считается нормой. Воспротивиться нельзя. Начнут давить, это массово, хорошо, если не уволят.

***

В подавляющем большинстве курганских сел нет газа, и учителям, наравне со всеми, приходится согревать свои дома дровами. Отныне они будут их закупать за свой счет. Государство заменило компенсацию фиксированной выплатой в 1200 рублей. Профсоюзные деятели никакой поддержки учителям не оказали. 1 сентября учителя сельских школ региона пытались достучаться до местных чиновников в большом зале Федерации профсоюзов.

— У нас забрали, во-первых, 25% «сельских» (доплат — RFI), — рассказывает учитель истории средней школы села Звериноголовское Курганской области Владимир Качаулов. — Это произошло несколько лет назад, когда мы этим заинтересовались, спросили, а где же наши сельские? Это примерно полторы-две тысячи, в зависимости от того, у кого какая ставка. Нам сказали, что все это у вас в ставке. Хотя в ставке никто это не почувствовал, мы их потеряли. Следующий этап — у нас была ежемесячная компенсация на методическую литературу, сто рублей. Нам перестали платить, сказали, мы вам это в ставку включили. Как, где в ставке? Ничего не понятно. Следующий этап, когда нас стали доводить до рабского, так сказать, состояния — с прошлого года нам перестали платить стимулирующие выплаты. То есть, 30% от зарплаты. И 30 июня областная дума приняла закон, что с 1 сентября мы лишаемся компенсации на оплату коммунальных услуг, освещение и отопление. Это заменяется ежемесячной выплатой 1200 рублей. Мы в звериноголовской школе 23 июня собрались представителями двух районов, Притабольного и Звериноголовского, и решили, что в случае принятия закона выходим на забастовку. Но нам нужно было, чтобы областные профсоюзы также к этому подключились. До этого они ничего не делали, чтобы защитить интересы учителей. Профсоюзы не заинтересованы в конфликте с руководством области. Это все дело потопили. Руководитель областного профсоюза даже не выступила в защиту учителей. То есть, получается, что профсоюзы не хотят защищать интересы простых сельских педагогов.

RFI: Как отмена компенсаций повлияла на бюджет учителей?

Владимир Качаулов: В среднем в нашем Звериноголовском районе машина дров стоит около 8 тысяч рублей. На отопление учителям в среднем нужно от 24 до 30 с лишним тысяч в год. В нашей звериноголовской школе средняя зарплата от 9 до 17 тысяч. Сейчас у нас начался отток кадров, четыре человека уволилось, двое ищут новую работу. По Курганской области, как нам сказали в департаменте образования, 740 учительских вакансий. В основном, это сельские школы. Кто поедет работать в какую-то сельскую школу, у черта на куличках?! У нас же пенсионеры, в основном, работают. Сейчас эта проблема еще больше усугубится.

***

В Санкт-Петербурге 1 сентября прошел пикет, который организовал независимый межрегиональный профсоюз работников образования «Учитель». Участники акции протестовали против маленьких зарплат, непродуманной оптимизации образовательных учреждений и прочих решений чиновников, которые, на взгляд пикетчиков, лишь вредят работе учителей. О том, как меняется ситуация с оплатой труда в школах в целом по России, RFI рассказал сопредседатель профсоюза Всеволод Луховицкий.

Всеволод Луховицкий: Ситуация с оплатой постепенно меняется. Было два периода: примерно в 2012-13 годах в некоторых регионах было незначительное повышение зарплаты. Примерно с 2014 года в большинстве регионов идет снижение оплаты труда. Во-первых, это снижение стоимости одного часа работы, и, во-вторых, снижение абсолютного количества денег, которые учитель получает. Даже, несмотря на то, что учителя перерабатывают, они получают все меньше. Эти тенденции, естественно, связаны с тем, что финансирование среднего школьного образования полностью передано регионам. Подавляющее большинство регионов, естественно, сокращает это финансирование. Это связано и с общей экономической ситуацией, ухудшающейся с кризисом общим, и с тем, что нет сил, которые могли бы заставить региональные власти не сокращать это финансирование.

RFI: На ваш взгляд, чем обернется эта тенденция?

— Рано или поздно эта система среднего образования или рухнет, или произойдут какие-то общие глобальные изменения. Это уже зависит от политических изменений в стране, от изменений общего курса.

Что вы имеете в виду под крахом системы образования?

— Все учителя, которые могут найти себе хотя бы какую-то минимальную работу вне школы, эту работу найдут. Соответственно, если они не уйдут из школы, они будут относиться к своей работе в школе как к некой халтуре, на которую не надо обращать много внимания, либо просто уйдут. Во всяком случае, это относится к большим городам. В маленьком городе школы постепенно просто закрываются, их объединяют. Объединение школ значит, что качество образования резко ухудшается. В школы и сейчас уже большая часть родителей сдает детей не для того, чтобы они получили образование, а для того, чтобы они там находились до 18 лет, не думая абсолютно о том, какие именно знания они получают. Эта тенденция, безусловно, будет усиливаться.

Почему же школьное образование не рухнуло до сих пор?

Всеволод Луховицкий: Система пока еще достаточно инерционная, она постепенно разваливается. Если бы примерно в 2004-08 годы в школу не стали давать реально деньги, был такой период, если бы тогда не стали привлекать в школы молодых учителей в регионах, обещая и давая им жилье, например, это все произошло гораздо быстрее.

Между тем, в конце августа глава Министерства образования и науки Ольга Васильева на совещании о готовности школ к учебному году отчиталась в том, что в 2017 году средняя зарплата школьных учителей в России увеличилась с 32 тысяч до 33,2 тыс. рублей.

  • print

Национализм

Источник http://ru.rfi.fr/rossiya/20170908-rano-ili-pozdno-shkolnoe-obrazovanie-v-rossii-rukhnet