В России на сегодняшний день 7 млн должников имеют просрочки по кредитам больше 90 дней.
REUTERS/Ilya Naymushin

Российские регионы заявляют о тотальной нехватке средств и неспособности рассчитаться с долгами, а рядовые россияне, напротив, уклоняются от процедуры банкротства, несмотря на накопленные просрочки по кредитам.

Какие отношения — такие и дотации

В конце октября к федеральным властям обратились депутаты Хакасии — они просят правительство выделить почти 30 млрд рублей, ссылаясь на «катастрофическую ситуацию» из-за потерь доходной части бюджета. 2 ноября о необходимости пересмотра распределения доходов от акцизов на нефтепродукты между центром и регионами заявили депутаты Заксобрания Новосибирской области. Ранее Карелия сообщила, что у нее нет денег на выполнение майских указов президента.

«Тема региональной задолженности стала широко обсуждаться и быть актуальной начиная с 2013 года», — рассказал RFI ведущий научный сотрудник Института «Центра развития» ВШЭ Андрей Чернявский.

Андрей Чернявский: Это было связано с резким замедлением роста и даже снижением доходов регионов. Основные доходы регионов — это налог на прибыль и НДФЛ, налог на зарплату. Регионы закончили тот год с большим дефицитом. То же относится и к 2014 году. Это связано с общеэкономическими проблемами — наша экономика после некоторого роста вошла в период стагнации, и это особенно болезненно сказалось на регионах. В 2013 году был очень большой по региональным меркам дефицит, он составил около 640 млрд рублей, и тогда регионы профинансировали его в основном за счет кредитов коммерческих банков.

В 2014 году тоже был приличный дефицит, и уже федеральный центр стал выражать озабоченность этой ситуацией. Была программа по изменению структуры долга регионов, и она, можно сказать, во многом реализована. Сейчас уже большая часть этого долга приходится на бюджетные кредиты, для регионов это намного меньшее бремя, чем кредиты банков. Эти кредиты намного дешевле в обслуживании, и федеральный центр идет на реструктуризацию этой задолженности. Ситуация очень разная для разных регионов. В России вообще очень сильна дифференциация уровня экономического развития регионов — это отражается, например, в показателях валового регионального продукта на душу населения.

Существует программа выравнивания бюджетной обеспеченности регионов — это дотация на выравнивание. Но даже после такого выравнивания существенный разрыв остается. Существует такая норма бюджетного кодекса в России, что долг регионов не должен превышать их собственных доходов, но по состоянию на конец 2016 года в ряде регионов соотношение долга и доходов действительно очень большое.

RFI: Пожалуй, все уже в курсе ситуации с Хакасией, власти которой открыто признали бедственное финансовое положение в республике и попросили денег у Москвы. Какие еще регионы сегодня в подобном положении?

Можно выделить шесть наиболее проблемных регионов. В их число входит и республика Хакасия. У них соотношение долга и их собственных доходов составляет 120 процентов. Чисто формально в этот список войдет Мордовия, Костромская область, Астраханская область, Смоленская область. Удмуртию и Карелию в этот список тоже можно внести. То есть, несмотря на то, что общая картина выглядит не так плохо, для ряда регионов ситуация действительно сложилась достаточно сложная. Даже для этих проблемных регионов проблемы разные, но в том числе — не очень осторожная бюджетная политика.

Финансирование регионов идет из Москвы по устоявшимся формулам или на объемы влияют и субъективные факторы?

Российские регионы получают различные виды трансфертов. Это дотации, субсидии, субвенции. Субвенции — это финансирование федеральных полномочий, которые делегированы региону, и это финансирование все-таки носит достаточно устойчивый характер, хотя и там есть проблемы. Если мы говорим о дотациях на выравнивание, они определяются на формульной основе. Есть показатели средней бюджетной обеспеченности, именно к ней эти дотации регионы и подтягивают. Но помимо дотации на выравнивание есть еще дотации на сбалансированность, которые, я бы сказал, предоставляются на менее формальной основе.

Кто и по каким принципами принимает решение о выделении этих дотаций?

Я на этот вопрос ответить не могу. Могу только сказать, что дотации на сбалансированность определяются уже по ходу исполнения бюджета, и можно предположить, что они зависят от взаимоотношений регионов и федерального центра. Я думаю, здесь присутствует элемент субъективизма. В последние годы минфин очень ужесточил условия предоставления и дотаций, и субвенций. С 2017 года даже дотации на выравнивание, которые раньше давались на основе расчетов бюджетной обеспеченности, теперь обусловлены выполнением регионами различных обязательств. В частности, по наращиванию собственных доходов. Скажем, если регион получает такие дотации, то он должен проанализировать свои налоговые льготы, которые он предоставляет. В принципе, этот анализ направлен на то, чтобы от этих льгот отказаться вообще.

Реструктуризация долга и очередные кредиты от федерального бюджета спасут ситуацию или просто временно «залатают» дыры?

Какую-то поддержку проблемным регионам это окажет, безусловно. Просто надо понимать, что кардинально проблемы региональные не решатся. И многие российские регионы на самом деле стеснены в средствах. Если мы посмотрим в целом, расходы регионов в неизменных ценах просто сокращаются. Эти расходы весьма зарегулированы, очень мало степеней свободы у регионов, и очень маленькие возможности для инвестиций. Это богатая Москва может тратить 30 процентов бюджета на инвестиции, но большинство регионов такой роскоши себе, конечно, позволить не может. Если у нас сейчас в российской экономике стагнация, да еще мы решаем проблемы консолидации федерального бюджета, конечно, в полной мере решить проблемы регионов и наполняемости их бюджетов федеральный центр не может.

На ваш взгляд, насколько эффективно сегодня выстроены взаимоотношения центра и субъектов федерации?

Нам кажется, что не помешало бы больше федерализма, предоставления больших свобод регионам, потому что сейчас процесс идет так, что регионы и их финансы все больше контролируются федеральным центром. Все-таки это не вполне соответствует принципам федерального государства. Большая свобода регионов в разных отношениях позволила бы им лучше развиваться.

Как закредитованность регионов повлияет на кошелек рядового жителя?

Если этот человек работает в бюджетной сфере, это будет означать снижение его доходов в реальном выражении, но это, так или иначе, отражается на всей экономике. Потому что бюджетные расходы — это расчеты с различными поставщиками, это инвестиции, которые регионы были вынуждены резко сократить. Инвестиции — это доходы подрядных организаций, местного бизнеса. Конечно, это прямо и опосредованно влияет на доходы жителей регионов — уже влияет. Собственно, об этом и идет речь, что федеральный центр, по обещанию президента, окажет какую-то поддержку — больше, чем это раньше планировалось. Я не знаю, как эта поддержка будет распределена в итоге, но можно рассчитывать на то, что, по крайней мере, самые проблемные регионы концы с концами смогут свести накануне выборов.

Как копят на банкротство

Тем временем более 12 млн трудоспособных российских граждан не в силах обеспечить себя и своих близких всем необходимым для достойной жизни — таковы данные Аналитического центра при правительстве и фонда «Общественное мнение». При этом, несмотря на то, что в России на сегодняшний день 7 млн должников имеют просрочки по кредитам больше 90 дней, мало кто из них готов пройти через процедуру банкротства.

«Большинство российских заемщиков с долгами относится к той категории лиц, которые когда-либо оступились на потребительских кредитах», — говорит управляющий партнер челябинского правового холдинга «Лекс-групп» Евгений Коротовский.

Евгений Коротовский: Сейчас эти кредиты висят над ними дамокловым мечом, от которого необходимо избавиться. Сейчас практика более ли менее устоялась, поэтому где-то в 2016 году начался значительный рост обращений граждан в суды за банкротством. Он остается неизменным по сегодняшний день. По сведениям картотеки арбитражных дел, на октябрь 2017-го в Арбитражном суде Челябинской области рассматривается более 2000 подобных дел. Арбитражные суды, в принципе, довольно лояльно относятся к должникам, которые действительно оступились, не имели злого умысла намеренно и специально не исполнять свои обязательства перед банками. И таких людей суд освобождает от уплаты долгов.

Что должен предпринять человек, если он принял решение признать себя банкротом?

Должник обращается в Арбитражный суд с заявлением и указывает, по каким причинам он не может исполнять свои обязательства. Кто-то потерял работу, у кого-то упал уровень дохода. Если суд устанавливает эти обстоятельства, вводится одна из процедур банкротства. Это либо реструктуризация долгов, при которой должник в течение трех лет должен погасить задолженность перед всеми своими кредиторами. Плюс этой процедуры состоит в том, что проценты по кредиту замораживаются. Если же должник не сможет погасить все долги за три года, все его имущество, за исключением неприкосновенного перечня, который определен законом, подлежит реализации с торгов. Деньги от реализации направляются на расчеты с кредиторами. И если после этого у должника остались непогашенные обязательства, суд освобождает его от них.

Но в обмен на это освобождение человек во время процедуры банкротства и после нее подвергается каким-то ограничениям, не так ли?

Должник не может распоряжаться своим имуществом, им распоряжается финансовый управляющий. Должник может совершать сделки со своим имуществом только с его разрешения. Вплоть до того, что у должника изымаются банковские карты, и финансовый управляющий выплачивает ему деньги из его же доходов в размере прожиточного минимума. Если у должника есть иждивенцы, суд устанавливает прожиточный минимум и на них. Для должника может быть установлен запрет на выезд за границу. После завершения процедуры банкротства для него также сохраняется ряд ограничений. Он не может заниматься в течение трех лет бизнесом. В течение пяти лет он должен предупреждать банки или другие организации, в которых он покупает что-то в рассрочку или в кредит, что он прошел через процедуру банкротства. Банки стараются таким гражданам кредиты не выдавать.

Какова была минимальная сумма долга банкрота в вашем профессиональном опыте? И о каких суммах идет речь в большинстве случаев?

Минимальная сумма, которая встречалась в моем опыте, — 260 тысяч рублей. Существует расхожее мнение, что нельзя банкротиться, если сумма долгов меньше 500 тысяч рублей, но это не так. Существуют ряд обстоятельств, когда можно банкротиться и с меньшим долгом. Максимальная сумма — несколько сотен миллионов. Большинство, конечно, это люди, которые брали потребительские кредиты для закрытия каких-то текущих потребностей — здесь суммы варьируются до 2–3 миллионов, не больше.

По данным Национального бюро кредитных историй, в России у 1,6 млн человек долги превышают 250 тыс. рублей. У 7 млн должников — просрочки по кредитам больше 90 дней. Но при этом в 2017 году в российские суды подано всего 28–30 тыс. исков на банкротство. Может быть, причина в том, что эта процедура слишком дорого обходится?

Стоимость процедуры банкротства складывается из нескольких позиций. Во-первых, это вознаграждение финансового управляющего, за одну процедуру оно составляет 25 тысяч рублей. Я имею в виду либо процедуру реструктуризации долгов, либо за процедуру реализации. Есть и такие должники, которые сначала проходят процедуру реструктуризации, а затем переходят в реализацию имущества в связи с тем, что не смогли исполнить план реструктуризации. Помимо этого, арбитражному управляющему, который ведет дело о банкротстве, необходимо нести обязательные расходы. В среднем они могут составлять от 25 до 250 тысяч рублей за всю процедуру. Это зависит от того, есть ли имущество у должника и будет ли оно реализовываться с торгов. Львиная доля этих расходов — это именно проведение торгов. В конечном итоге они ложатся на потенциального банкрота.

Следует помнить еще о том, что финансовый управляющий вступает в дело только тогда, когда суд проверил заявление должника и принял решение ввести в его отношении ту или иную процедуру. До этого должнику необходимо самостоятельно собрать документы для обращения в Арбитражный суд, подготовить заявление о своем банкротстве и необходимо защищать свои права в этом деле. Как правило, они не обладают юридическим образованием, не могут самостоятельно подготовить необходимые документы и правильно составить заявление, поэтому вынуждены обращаться в юридические компании. То есть к этой сумме необходимо прибавить порядка 50 тысяч рублей. На моей практике встречаются люди, которые приходят на консультацию, понимают, какие расходы им предстоят, уходят и через полгода приходят и говорят: «Я накопил соответствующую сумму, мы будем банкротиться».

  • print

Оппозиция

Источник http://ru.rfi.fr/rossiya/20171103-pochem-bankrotstvo-kak-v-rossii-rasplachivayutsya-s-dolgami

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar