Оппозиционер Алексей Навальный и ученик лицея № 41 во Владивостоке Семен Голубовский
DR

На этой неделе очередной юный сторонник Алексея Навального оказался в центре внимания прессы. Студенту первого курса Нефтекамского машиностроительного колледжа Алмазу Имамову администрация пригрозила отчислением, а заместитель директора колледжа по воспитательной работе Зинфира Салимьянова напомнила молодому человеку, что раньше за выступления против власти «ставили и стреляли».

«Почему ты против Путина идешь»: как студенты ответили за Навального

06/10/2017
— Александр Валиев

Слушать

Разговор с Зинфирой Салимьяновой студент Имамов записал и выложил в Интернет. Из него следует, что завуч считает молодого человека «социально опасным», идущим «против нашей системы и наших правил», и что им интересуется ФСБ. Подробности этой истории RFI рассказал сам Алмаз Имамов.

RFI: Что тебя привлекает в деятельности Алексея Навального, в его программе?


Алмаз Имамов
DR

Алмаз Имамов: Борьба с коррупцией, ратификация 20 статьи Конвенции ООН насчет честных и независимых судов. Экономическое развитие, а не политическая изоляция — почему бы и нет? Я бы хотел, чтобы мы не спонсировали Сирию, не разжигали войну на Украине. Почему-то никто из «Яблока», КПРФ, ЛДПР так не располагает. У нас же кто самая оппозиционная партия в парламенте? Считается, что ЛДПР. Но я не считаю ее оппозиционной, она подцензурная, подконтрольная, марионетка. Навальный разоблачает чиновников. Это тот человек, который показал, как живет вся верхушка. Все как бы знали, но никто не мог этого показать. Это же такой большой риск, тем более, если ты в России живешь — тебя могут убить, могут угрожать твоей семье.

Ты недоволен тем, что видишь вокруг?

Мне не нравится то, что сейчас происходит. Сажают за лайки, за репосты. Все эти суды вообще какие-то нечестные. Просто видно, что человека ни за что сажают. Например, Соколовского взяли и засунули в список террористов. Я считаю, это ненормально. Сравниваешь, как в других странах проходят выборы и как у нас. Я не могу представить, чтобы, например, на Хиллари Клинтон плеснули зеленкой. Меня не устраивает медицина. Путин мог за 18 лет сделать отличную медицину. Мы первое место занимаем по запасам нефти и газа. Мы в очень-очень богатой стране живем, а точнее — выживаем. Если, например, посмотреть на ОАЭ, там просто что-то! Почему бы у нас такое не сделать?

Как друзья и однокурсники реагируют на твои высказывания?

Некоторым пофиг на это, некоторые поддерживают меня. Некоторые, когда рассказываешь им, не понимают половины слов. Просто влетает и вылетает. Все думают: а почему бы и нет, почему бы не Путин? Пусть остается…

Почему на тебя обратила внимания администрация колледжа?

Вызвали меня, потому что я был подписан на Навального — сказали, что у них идет профилактика экстремизма. Почему ты за него? Может, тебе деньги за это платят? Не ходи на митинги, не агитируй, если тебя попросят, потому что ты студент этого колледжа — такое мне говорили первый раз. Это было, наверное, 18 сентября. Там был психолог и секретарь «Единой России». Второй раз меня вызвали уже к завучу по воспитательной работе, они хотели от меня услышать, что я не буду никуда ходить, что я их послушаю и подпишу бумажку, что не буду ходить. Я не подписывал, с ними спорил. Они мне говорили, что у нас дороги самые офигенные, хотя возле нашего колледжа дорога уже разваливается, а ей и месяца нет. Она (Зинфира Салимьянова — RFI) говорит: это не Путин, это наш мэр. Мне сказали: почему ты против Путина идешь, иди лучше против мэра. А мэр у нас тоже из «Единой России», и президент Башкирии. Я ей ответил, что рыба гниет с головы, а она возразила, что еще и с хвоста. Потом меня третий и четвертый раз вызывали. Четвертый раз уже к директору. Он спрашивал, сколько платят мне, мол, если я пойду на митинг 7 октября, который нам не согласовали, меня исключат. Что если я иду против действующей власти, то иду против них. Я сказал: окей.

Не боишься, что теперь у тебя будут сложности с учебой?

Я и так неплохо учусь, и неприятностей быть не должно. Насчет этой ситуации ко мне еще никто из администрации не подходил. Их же обсуждают всякие каналы, «Кактус», «Лентач», все про них знают. Мне кажется, они все это знают, просто думают, что еще сделать. Я понимаю, что идет все сверху. Их заставляют это делать. Возможно, они не хотят этого говорить и делать, но их все же заставляют. Я просто сейчас прохожу и не здороваюсь с ними, делаю вид, что я их вообще не вижу.


Алексей Навальный в Московском городском суде, 6 октября 2017.
REUTERS/Maxim Shemetov

Между тем ученик 11 класса лицея № 41 во Владивостоке Семен Голубовский ждет решения апелляционной инстанции по своему делу. В сентябре всей стране стало известно о том, что ему угрожали отчислением из лицея за значки с изображением Алексея Навального. А еще раньше суд решил поставить его на учет в комиссию по делам несовершеннолетних и взыскать с семьи штраф в 1000 рублей.

Семен Голубовский: Пришел в школу 14 сентября, за день до этого получил два значка: «Навальный 2018» и белый «2018». Они у меня в кармане лежали, на одной из перемен достал их, начал рассматривать. Мимо меня проходила классная руководительница и увидела это. Говорит, дай посмотреть. И начала бубнить, что я предатель родины, как такое можно приносить в школу. Все закончилось тем, что она мне сообщила, что мои значки уже у директора. Где-то минут через 30 меня с урока забрала сама директриса. Когда я пришел в кабинет, там уже сидел завуч по воспитательной работе, они вызвали инспектора по делам несовершеннолетних, позже к нам подключилась еще классная руководитель.

На этот разговор ушло два урока. Мне говорили, что я себе перечеркнул будущее из-за значков. И не только из-за значков, потому что ранее я был задержан на митинге 12 июня. Я просто наблюдал за тем, как у нас казаки выступали, у них свой праздник был на том же месте, где митинг против коррупции. У меня в портфеле был плакат «Зеленка — это не ответ», который я распечатал. Сотрудники полиции попросили меня открыть портфель и показать им. При этом не было рядом ни понятых, ни социального педагога, ни моих родителей. Меня просто осмотрели без нужных для осмотра лиц, хотя я еще несовершеннолетний. Они нашли этот плакат, сразу меня забрали, посадили в автозак, отвезли в ОВД, где я просидел пять часов, пока мои родители не приехали. Там мне тоже рассказывали, что я занимаюсь антиобщественной деятельностью, что так нельзя, я еще несовершеннолетний. Конечно же, из этого ОВД информация поступила в школу, где меня вызвали на профилактическую беседу, намекнули на отчисление.

Но ты все равно не прекратил свою деятельность?

После этого все утихло, я так же остался волонтером штаба Навального, помогал команде. И под конец августа ко мне часов в 7–8 утра пришли люди из «Центра Э». Я был ошарашен, не понимал, что происходит. Они сказали, что у меня в архиве Вконтакте, где около 2000 картинок, и архив этот был ограничен для посторонних, доступ был только у друзей и друзей, они нашли картинку русского рэпера МБ Пакета. Это человек в пакете с левосторонней свастикой на футболке. Мне вменяли статью 20.3 (Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики — RFI). Утром взяли, отвезли в местный участок, начали протокол составлять. Я провел независимую экспертизу этой картинки, и она установила, что ничего в ней экстремистского нет.

Суд уже был?

В тот день, когда меня из-за значков «крепили», был суд. Но я подал ходатайство, что не могу присутствовать на деле без адвоката, а она в тот день не могла. Его рассмотрели без меня, подменили в деле понятие «демонстрация» на «распространение», написали, что я раскаиваюсь в содеянном, вину свою признаю, хотя я вообще не присутствовал на этом заседании. Решение суда — постановка на учет и штраф в 1000 рублей. Я уже отправил на обжалование.

Почему ты решил опубликовать запись разговора с администрацией школы?

Меня пугали отчислением, мол, у нас больше нет сил это терпеть, и так из-за тебя проблемы. Мне угрожали, что никакому вузу в России я не нужен буду, крест на будущем своем ставлю. На компромисс они идти не хотели, и у меня не осталось другого выхода, как начать о своей проблеме говорить. После определенной огласки школа пошла на мировую. В пятницу мне сказали, что в понедельник с родителями и документами в школу, а в понедельник начали говорить: Семен, ну, мы же тебе не враги, давай обиды наши забудем, зачем нам конфликт раздувать из ничего? И моя мама пошла со школой на мировую.

Как ты заинтересовался политическими темами?

Я еще в 12–13 лет узнал про Болотную, до этого вообще не знал, что у нас есть какая-то оппозиция, маленький был, не интересовался этим. А после случая на Болотной я заинтересовался политикой, оппозиционными движениями в нашей стране. Я человек либеральных взглядов, и во многих вопросах Алексея Навального поддерживаю. В том, что он хочет ввести 20 статью Конвенции ООН о незаконном обогащении чиновников, что хочет отменить 282 статью УК, которую я считаю политически мотивированной. Я поддерживаю его в том, что он против пакета Яровой, за введении визового режима со странами Средней Азии и контрактную армию.

Как реагировали на скандал в школе?

Вообще, насколько я знаю, в школе люди либо выражали свой шок от произошедшей ситуации, поддерживали меня, либо относились к этому нейтрально.

Семен, с вами в школе проводят беседы на политические темы?

У нас перед 23 сентября, когда к нам в город приезжал Алексей Навальный, прошла линейка по профилактике терроризма и экстремизма. В итоге все уперлось в то, что нам рассказывали, какой Навальный плохой, что он митинги несанкционированные организует, что не надо к нему на встречу идти. «Вы себе жизнь губите, если к нему на митинги ходите». Линейку проводила инспектор по делам несовершеннолетних, которая присутствовала во время разговора со мной, и еще несколько человек, которые тоже связаны с этой инспекцией.

Учителя к тебе не придираются после того, как возникла шумиха в прессе?

Нет, этого нет, и со мной после этого случая никто о политике не разговаривал и, скорее всего, не будет.

  • print

Оппозиция

Источник http://ru.rfi.fr/rossiya/20171006-pochemu-ty-protiv-putina-idesh-kak-studenty-otvetili-za-navalnogo