19 мая 2016, 19:34
Фото: AP/ТАСС
Текст: Дмитрий Лысков

Россия и Китай в XX веке пережили во многом сходные потрясения, но пути осмысления ошибок прошлого избрали совершенно разные. Осуждение «культурной революции» в партийной печати КНР, приуроченное к ее полувековому юбилею, является наглядным примером этому. Но есть для него и другая причина.

Органы власти и печатные издания Китайской Народной Республики проигнорировали 50-ю годовщину «культурной революции». И лишь на следующий день официальный печатный орган Компартии Китая газета «Жэньминь жибао» опубликовала статью, в которой раскритиковала теорию и практику кампании 1966 года. Власти страны делают все возможное, чтобы подобное не повторялось впредь, подчеркивается в статье.

Усиление классовой борьбы

«Вопрос «Разве же примет Запад в свою дружную семью страну, не разоблачившую преступлений прошлого?» получил на примере Поднебесной однозначный ответ»

В истории России и Китая немало общего. Мао Цзэдун, запуская механизм «культурной революции», явно апеллировал к сталинской концепции об усилении классовой борьбы по мере строительства социализма. Сам по себе тезис непротиворечив и не представляет собой (как может показаться) бессмысленную партийную догму. Речь, в частности, идет о том, что пламенные революционеры, сменившие пыльные шлемы на уютные кабинеты, обретают положение, обрастают добром, обзаводятся прислугой и начинают защищать такой порядок вещей, стремясь узаконить свое новое положение. То есть ведут по факту капиталистическое строительство, лишь прикрываясь социалистическими лозунгами – и в этом смыкаются с «недобитым буржуазным элементом».

Советскому Союзу борьба с такими «перерожденцами» в верхах и их «союзниками» внизу обошлась с 1922 по 1953 год в без малого четыре миллиона репрессированных по политическим мотивам, из которых почти 800 тысяч были приговорены к высшей мере наказания. В 1937–1938 годах маховик репрессий вышел из-под контроля и впоследствии получил название Большого террора.

«Культурная революция» в Китае, стартовавшая под лозунгами борьбы с ревизионизмом в Компартии и «продолжения революции при диктатуре пролетариата», началась в 1966-м. Осуществлялась она руками народных масс – отрядами хунвейбинов («красных охранников», или красногвардейцев), собранными из студентов и школьников, и цзаофаней (бунтарей) – молодых рабочих. Ситуация вышла из-под контроля практически сразу, жизнь страны была дезорганизована, штурмовые отряды по одному подозрению повсеместно подвергали гонениям «идущих по капиталистическому пути», конфисковали их имущество, высылали из городов и казнили.

Продолжалась «революция», по разным оценкам, либо до 1967 года, когда против отрядов бунтарей была брошена армия, либо до 1969 года, начиная с которого масштаб репрессий несколько снизился и были предприняты определенные меры по стабилизации ситуации в стране. Наиболее же распространенной является хронология, согласно которой «культурная революция» длилась до 1976 года, то есть до смерти Мао Цзэдуна.

Оценки числа жертв этой политики до сих пор разнятся. Следует учитывать, что китайское общество остается достаточно закрытым, определяющее значение имеет официальная информация, часто подвергаемая сомнению за границей. В 1979 году газета «Жэньминь жибао» сообщила о 100 миллионах пострадавших. Число погибших исследователи оценивают не менее чем в миллион человек. При этом репрессиям подверглись пять миллионов членов Компартии. Пришедший на смену Мао Цзэдуну Дэн Сяопин тоже был репрессирован в ходе «культурной революции», причем неоднократно. Преследованиям хунвейбинов подвергалась и его семья, в частности его сын был выброшен революционерами из окна третьего этажа и стал инвалидом.

Знак четырех

Репресии

Источник http://vz.ru/world/2016/5/19/811528.html

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar