Олег Макаренко, бизнесмен, блогер, журналист  
16 августа 2017, 16:10
Фото: из личного архива

Хорошие новости. Наша образовательная система меняется – и, судя по тому, что я прочел, в лучшую сторону. Проблем, разумеется, было и остается выше крыши, однако все же меня радует уже то, что они хотя бы правильно озвучиваются.

Вот несколько моих комментариев к свежему интервью министра Ольги Васильевой.

«Сейчас у нас есть поручение президента, ограниченное сроками до конца августа. Мы должны представить очень четкую экспертную систему отбора учебников. Их количество сократится. По каждому предмету необходимо иметь две–три линейки: базовые и углубленные».

Полностью поддерживаю. Сейчас многие учебники пишутся не потому, что они нужны, а потому, что авторам учебников хочется кушать. В программировании такой подход называется «изобретать велосипед» – заново писать то, что уже давно и на гораздо более высоком уровне написано до тебя.

Добавлю к этому, что обилие учебников дает возможность незаметно вставлять в них разные исторические и политические мины, превращая учебник в подпольную агитационную брошюру.

«Не должно быть такого, что при переезде в другой город мы не знаем, проходили ли в местной школе дроби, или этот материал дети будут изучать только в следующем классе. Любые вариации и углубления в программе возможны только после того, как вы дали ребенку базовое содержание, которое должен знать каждый ученик в нашей стране».

Теоретически идея неплохая. На практике все дело в том, чтобы определить эту базу. Опыт подсказывает мне, что в «базовое содержание» напихают так много, что большая часть школьников просто не будет дотягивать до этой базы. Понятно, что о какой-либо дополнительной программе можно будет тогда говорить только в элитных школах, стягивающих к себе таланты со всего региона.

Вы знаете мое предложение: сделать базу низкой, простой, но честной. Такой, чтобы ее отлично знали 95% школьников.

Общая эффективность образования от этого вырастет: ведь если школьник плавает в дробях, учить его пределам и логарифмам бессмысленно.

«Еще одна важная составляющая единого образовательного пространства в стране – это национальная система учительского роста, которая предполагает обязательную аттестацию и повышение квалификации. 15 регионов уже согласились провести этой осенью предметный тест для учителей по русскому языку и математике. Он поможет выявить пробелы и выстроить дальнейшую профессиональную траекторию для педагогов».

Опять-таки давно пора. У моего товарища в школе была учительница математики, которая с трудом ориентировалась в пространстве и не могла запомнить фамилии ни одного ученика. Когда-то она была заслуженным педагогом и преподавала старшим классам, однако по мере развития возрастной деменции ее переводили на все более и более простые уроки, пока она не дошла до четвертого, кажется, класса уже в полуневменяемом состоянии.

«А вот учителя физики по всей стране массово повышают квалификацию уже сейчас. Они будут вести астрономию, которая триумфально возвращается в школы. Этот обязательный предмет включен в программу 10–11-х классов с объемом не менее 35 часов».

Отлично же. С той оговоркой, что общий объем уроков все же не должен быть запредельным – а то знаю я этих реформаторов, 35 часов астрономии добавят, а убрать часы с английского, истории и математики забудут.

Министерство думает о том, чтобы ввести базовые модули по предпринимательской деятельности в качестве внеурочных занятий. Кроме того, в школах должно быть пять бесплатных кружков: литературный, научно-технический, спортивный, музыкальный и шахматы.

Давно пора. Запоминайте этот твит – я лично готов преподавать в какой-нибудь школе основы предпринимательской деятельности. (Как минимум на год меня хватит точно.)

Бесплатные кружки также, уверен, будут пользоваться популярностью.

«Сразу хочу сказать, что ЕГЭ отменяться не будет, – подчеркнула Ольга Васильева. – Это мощный социальный лифт, который позволяет детям из Сибири, с Дальнего Востока поступать в лучшие вузы страны. Посмотрите статистику: в московских университетах примерно 65 процентов студентов – это ребята из регионов, и 35 – москвичи. До ЕГЭ ситуация была прямо противоположной.

Экзамен в этом году прошел лучше, чем в предыдущем: ЕГЭ сдавали 703 тысячи человек, при этом количество нарушений снизилось в полтора раза, а ребят, которые не преодолели минимальный порог по баллам, стало почти в два раза меньше. И это притом что тестовая часть осталась только в устной части экзамена по иностранному языку».

Без комментариев. ЕГЭ мы с вами обсуждали много раз, не вижу особого смысла в очередной раз скатывать дискуссию к спорам вокруг ЕГЭ.

«В 9-м классе появится устный экзамен по русскому языку. Он станет допуском к государственной итоговой аттестации и будет введен по такому же принципу, как сочинение в 11-м, – рассказала Ольга Васильева. – Сейчас мы обсуждаем готовность регионов, которые в следующем году проведут устный русский в пилотном режиме.

Также для девятиклассников с 2020 года станет обязательным экзамен по иностранному языку, а для одиннадцатиклассников – с 2022-го. Кроме того, планируется, что с 2020 года вся страна обязательно будет сдавать историю».

Это движение в нужном направлении. Нужно больше экзаменов, хороших и разных. Принудительное обучение невозможно без постоянного контроля: или мы регулярно проверяем знания школьников, причем не «для галочки», а всерьез, или к моменту выпуска из школы выясняется, что у нас есть куча оболтусов, не способных ответить на элементарные вопросы.

«Особенный упор на иностранный язык будет сделан в учреждениях среднего профессионального образования. С нового учебного года тысяча колледжей в 73 регионах России начнет готовить студентов по новым стандартам WorldSkills – это 50 топовых профессий, связанных с передовыми технологиями. Работа с новым оборудованием, с технической документацией – здесь английский нужен как никогда».

Это неприятный, но, пожалуй, правильный шаг. Только я бы все же слегка модифицировал идею «учить английский». Во-первых, учить надо не только английский, но и немецкий, и итальянский, и китайский, потому что сложное оборудование поступает отнюдь не только из англоговорящих стран.

Во-вторых, я бы сделал упор на чтении технической документации с использованием автоматических переводчиков. Это позволило бы сократить время обучения в разы.

«И самая важная новость для студентов – с 1 сентября произойдет индексация стипендий на 5,9 процента. Средства из бюджета уже выделены, и со всеми образовательными организациями уже заключены соглашения о предоставлении субсидий».

Современные студенты делятся на две больших категории. Процентов пять–десять, не больше – это способные и усердные ребята, которые после вуза будут иметь все шансы блистать в выбранной специальности. Процентов 90–95 – это публика, которая при советской власти всерьез рассматривала бы вариант обучения в ПТУ и которая скорее отбывает в вузе задочасы, чем реально получает там знания.

Так вот, первой категории я бы давал бесплатное общежитие и стипендию размером со среднюю пенсию по региону. Второй категории я бы не давал ничего. Это было бы и правильно, и справедливо. Нынешняя же система, когда слишком тонкий кусок масла размазывается по слишком большому куску хлеба, это неработоспособный компромисс, от которого не отказываются исключительно из-за нежелания принимать непопулярные решения.

«Проект «Современная цифровая образовательная среда». Его суть в том, чтобы университеты могли включать онлайн-курсы в свои образовательные программы и ставить за них реальные зачеты. По расчетам, к 2025 году на открытых онлайн-курсах будут учиться до 11 млн человек. В ближайшие два–три года они охватят большую часть направлений подготовки бакалавриата и магистратуры».

Опять-таки, давно пора. Современные технологии позволяют добиться качества индивидуального обучения при работе с большой группой – именно за счет того, что львиную долю рутинной работы преподавателя по выдаче заданий, чтению лекций и оценке знаний студентов может взять на себя компьютер.

Разумеется, педагогам придется как следует напрячься: просто взять и набубнить лекцию на фотоаппарат не получится. Однако что-то я не припомню, чтобы кто-то когда-либо обещал учителям легкую жизнь.

«Для учителей предусмотрен еще один отдельный проект – Российская электронная школа, которая должна заработать через 1,5 года.

Экстримизм

Источник http://vz.ru/opinions/2017/8/16/882974.html