Олег Бондаренко, политолог, директор Фонда прогрессивной политики  
18 октября 2017, 17:50
Фото: из личного архива

С начала 1990-х в нашей стране государство отдает безусловное предпочтение вопросам собственности в ущерб всем прочим сферам жизни. Объекты материального достоинства заботят власть не в пример больше объектов достоинства общественного и культурного. Наверное, так и должно быть при капитализме, в эпоху которого мы так безудержно вступили с 1991 года.

Но когда, сосредоточившись на бизнесе, российское государство чуть было не утратило контроль за политическими процессами и развитием гражданского общества в первой половине 2000-х, первый Майдан – «оранжевая революция» в соседней стране – заставил российских чиновников отвлечься на идеологию.

После этого мы узнали о концепции «суверенной демократии» и «энергетической сверхдержавы», в стране возродилась молодежная политика – различного рода провластные движения стали хорошей школой для молодых ребят, некоторые из них сегодня стали уже губернаторами (например, Псковской области). Когда опасность отступила, государство снова забыло/забило на сферу идеологии.

И тут на той же Украине случился уже второй – с приставкой «евро» – Майдан. Кремлю опять пришлось реагировать – с ночи закрытия сочинской Олимпиады началась «русская весна», вернувшая Крым и защитившая Донбасс. Государству снова пришлось вспомнить про идеологию – «русская реконкиста», «своих не бросаем» и прочее.

При этом надо сказать, что российская элита, ставшая за эти десятилетия частью западного истеблишмента, уже довольно сильно сопротивлялась изменению правил игры. «Пармезаны на госслужбе» привыкли жить с семьей в Европе, работая в России. «Белоленточные» протесты, так же как и расследования их лидера Алексея Навального, подпитывались поддержкой конкурирующих правительственных кланов.

Появилось даже устойчивое в политических кругах определение Навального как «самого дорогого мессенджера по передаче сообщений одних групп элиты другим».

Казалось бы, уж столько раз наступая на одни и те же грабли, можно было понять, что без участия государства в созидании идеологии обойтись в нашей стране никак нельзя.

Ан-нет,

все время рыночные принципы норовят применить (и активно применяют) к сфере культуры.

«Успешными» считаются проекты, одобренные либеральной тусовкой, типа «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова.

И государство за пять лет тратит на них миллиард рублей. Либеральный мейнстрим в театре и кино давно уже стал самой настоящей диктатурой определенных деятелей искусства. И что самое ужасное, с согласия и потакания власти.

Вы скажете, власть разнородна – и будете правы.

Одни по незнанию или от невежества, другие из-за дефицита времени (из серии на культуру – по остаточному принципу), умные третьи – с умыслом поддерживая своих, в результате создали левиафана.

Только, в отличие от одноименного фильма Звягинцева, это антигосударственный по духу, либерально-тоталитарный левиафан, диктующий свои правила всем, кто имеет наглость заниматься кино или театром в нашей (они говорят, «этой») стране.

И вот среди этого заасфальтированного либеральными ценностями отечественного кинопространства вдруг произрос такой самородок, как Юрий Быков.

Самобытный молодой режиссер, родом из Новомосковска Тульской области, снял несколько остросоциальных лент о торжестве несправедливости в России – фильмы «Майор» и «Дурак» повествуют о нравах глубинки, ее начальниках и блаженных, тех самых «дураках», которые хотят еще что-то изменить.

На кинофестивалях в Венеции, Каннах и Берлине фильмы Быкова пришлись по вкусу просвещенным европейцам. Но, сдается мне, вовсе не из-за тех глубинных смыслов исконного русского правдоискательства, которое закладывал в них режиссер, а по другой причине.

Как давно известно, депрессуха и безнадега русской провинциальной жизни, особенно если она обильно смочена кровью, потом и дерьмом, особенно ценится на Западе.

Там за это дают «золотых львов», «пальмовые ветви» и прочие знаки избранности кинематографического мира, которые должны подчеркнуть невыносимую тяжесть бытия в дикой России одаренных режиссеров и хоть немного облегчить их тяжелую участь.

Акции протеста

Источник http://vz.ru/opinions/2017/10/18/891412.html