1 января 2015, 18:00
Фото: FogStock/ТАСС
Текст: Петр Акопов

После того, что произошло в ушедшем году, делать прогнозы на 2015 год, казалось бы, дело неблагодарное – ведь 14-й был наглядным подтверждением того, что настоящие исторические события не просчитываются никаким, даже самым всесторонним анализом. И все же главный итог 2014-го – начало активной трансформации однополярного мира – сам по себе дает возможности для обозначения повестки наступающего года.

И для России, и для мира в целом 2015 год станет годом действительно больших перемен – потому что произошедшее в 2014-м лишь открыло новую главу, обозначило направление движения, а конкретные последствия будут проявляться уже в ближайшем будущем. Можно провести оценку дел в геополитической войне, на ее экономическом и холодном фронте.

«Мир не по-американски» из простого собрания недовольных англосаксонским диктатом стал складываться в некую общность, координация интересов и усилий в рамках которой и станет главным событием 2015 года»

США спровоцировали демонтаж того самого мирового порядка, который с их помощью в последнее столетие выстраивали англосаксонские элиты. После 1991 года им казалось, что на пути к единому мировому правительству не осталось серьезных препятствий – СССР уничтожен, Китаю необходимо еще очень много времени для роста и озвучивания своих глобальных претензий, Европа в целом вписана в атлантический формат, исламский мир хаотизирован, Латинская Америка разобщена и слаба. После краха советского коммунизма не было силы, которая могла бы не только предложить свой, альтернативный проект глобализации и продвигать его, но и хотя бы успешно сопротивляться распространению англосаксонской версии глобализма и ее трезубцу – финансовой модели, военной мощи и идеологической матрице.

Мир вступал в эпоху «конца истории» – как проповедовали адепты либеральной демократии. К середине нулевых годов, впрочем, выяснилось, что дело построения «мира по-американски» продвигается вовсе не так успешно – все больше цивилизаций и стран упрямятся и настаивают на многополярном, многоукладном мире, в котором нет места сверхдержаве-гегемону, навязывающей всем собственные ценности под маркой универсальных.

Финансово-экономический кризис 2008 года окончательно убедил всех в том, что нынешняя модель мировых финансов не просто не работает – она окончательно превратилась в оружие массового поражения в руках англосаксонских финансово-политических элит. Но согласия на ее даже не демонтаж, а постепенную коррекцию атлантические управляющие так и не дали – фактически не оставив тем самым другим никакого выбора, кроме как строительство новой, параллельной финансовой системы.

При этом в Сити и Нью-Йорке не очень-то волновались насчет возможности появления конкурирующего проекта – расчет англосаксов строился на том, что желающие создать новую мировую финансовую систему не могли не понимать, что успешной она может стать только в новой геополитической реальности, при новом мировом порядке. А для этого нужна война – ведь изменение глобальных правил мировых финансов происходило только как следствие мировых войн.

Англосаксы считали, что ни одна мировая цивилизация не способна бросить им вызов в одиночку, точно так же, как нет никаких предпосылок для складывания широкой антианглосаксонской коалиции – и, значит, их господству по большому счету ничего не угрожает. Ну и что с того, что Китай (который к тому же имеет с Сити «совместное предприятие» в виде Гонконга), арабы или Россия не хотят больше играть в нашем казино? Деваться-то им некуда – своего они построить не смогут, воевать с нами за право метать банк не будут. А будут возмущаться – устроим им серьезные проблемы, отвлечем или стравим между собой: начнем «демократизацию Большого Ближнего Востока» или блокаду России.

Уже в 2012 и 2013 годах становилось все заметнее, что эта схема не работает – Китай на глазах становился все более амбициозным, все глубже проникая в Латинскую Америку и Африку, переформатирование Большого Ближнего Востока шло не в том направлении, приведя к потере Египта, ухудшению отношений с Саудовской Аравией и проблемам с Турцией, Россия все жестче противостояла как попыткам вмешиваться в ее внутренние дела, так и хаотизации Ближнего Востока. И одновременно Китай и Россия все больше сближались, используя БРИКС и ШОС в качестве инструментов для расширения своего геополитического влияния и выстраивания глобальной антианглосаксонской коалиции. Недовольство американским давлением зрело и в Европе – где росло критическое отношение как к англосаксонскому проекту ЕС, так и к контролю США за европейскими элитами.

В 2014 году начался обвал мира по-американски – стало ясно, что расчет на стравливание и хаотизацию противников провалился. Поводом стала Украина – попытка увести ее на Запад вызвала жесткую реакцию России, продемонстрировавшую, что США больше не могут перекраивать мир по своим правилам. И хотя конфликт за Украину затягивается, уже понятно, что старые правила больше не действуют – им бросила вызов Россия, а попытка в ответ организовать ее изоляцию провалилась.

Удалось выстроить только страны ЕС и НАТО, подключив к ним Австралию и ограниченную во внешнеполитической самостоятельности Японию – то есть США сами обрисовали контур своего мира, тех, кого они контролируют. Все остальные выстроились по другую сторону – «мир не по-американски» из простого собрания недовольных англосаксонским диктатом стал складываться в некую общность, координация интересов и усилий в рамках которой и станет главным событием 2015 года.

Все самое интересное будет происходить как внутри контура западного мира, так и на стыке между Западом и формирующимся антиамериканским альянсом. Среди важных пересечений – кроме, конечно, Украины, о которой чуть позже – Афганистан, Иран, Исламский халифат. Вывод большей части американских войск из Афганистана открывает возможность для наступления талибов – но, даже не дожидаясь этого, Россия и Китай будут пытаться вписать Афганистан в создаваемую ими через ШОС систему региональной безопасности. Ожидаемое в следующем году вступление в ШОС Индии и Ирана, а также налаживание отношений России с Пакистаном (который тоже просит о переводе из наблюдателей в постоянные члены ШОС) приведет к тому, что Афганистан окажется в кольце стран ШОС.

Кабул и сам хочет вступить в организацию, где он сейчас имеет статус наблюдателя, но пока на афганской земле находятся американские базы, это невозможно. Азиатская безопасность должна быть делом самих азиатов – этот лозунг Си Цзиньпина вполне применим к афганской ситуации. Ее решение – сложнейшая геополитическая задача, но саму проблему создали англосаксы, и они не просто не заинтересованы в ее решении, наоборот, она нужна им как удобный повод для постоянного вмешательства в дела региона и манипуляций. Англосаксы провели в 1919 году между принадлежавшей им Индией и так и не покорившимся Афганистаном линию Дюрана, разделившую пуштунские племена пополам, создали после Второй мировой войны Пакистан, закрепивший пуштунский раздел, оккупировали Афганистан в 2001 году – и добровольно не уйдут с этой важнейшей геополитической точки, позволяющей влиять одновременно на Россию (через союзную нам Среднюю Азию), Иран и Китай.

Санкции

Источник http://vz.ru/politics/2015/1/1/723005.html