По прогнозам ВОЗ, к 2050 году на планете будет около 115 млн людей с болезнью Альцгеймера.
AFP/Sébastien Bozon

В четверг, 22 сентября, не стало богатейшей женщины в мире, совладелицы компании L’Oréal 94-летней Лилиан Беттанкур. Она ушла 21 сентября, когда принято отмечать Международный день распространения информации о болезни Альцгеймера, с которой Лилиан боролась несколько лет.

Медицина против болезни Альцгеймера в мире и в России

22/09/2017
— Александр Валиев

Слушать

В России болезнью Альцгеймера страдают около 1,8 млн человек. Но это лишь официальная статистика, которая, скорее всего, занижена из-за отсутствия диагностики в ряде случаев: бывает, что родственники пожилых людей просто не обращают внимания на их когнитивные нарушения, списывая таковые на возраст, и не идут за помощью к специалистам. По прогнозам ВОЗ, к 2050 году на планете будет около 115 млн людей с болезнью Альцгеймера — самым распространенным видом деменции. На вопросы RFI о том, чем может помочь таким пациентам современная медицина, ответила заведующая отделением неврологии и нейрореабилитации Федерального медицинского биофизического центра им. Бурназяна Федерального медико-биологического агентства России Марина Аникина.

RFI: Марина, что современная наука знает о причинах болезни Альцгеймера и можно ли сказать, что врачи до сих пор не научились ее лечить?

Марина Аникина: В настоящий момент мы хорошо знаем, что причиной является нарушение конформации белка, которое накапливается как внутриклеточно, так и внеклеточно, вне нейрона, и ведет к нарушению питания клетки. В результате чего клетка замусоривается, в ней останавливаются процессы функционирования, и она постепенно погибает. Таким образом, численность нервных клеток, которые, в частности, вырабатывают ацетилхолин и находятся в височной части головного мозга, в области гиппокампа, гибнут, и с этим связано развитие самого заболевания, симптомов нарушения памяти. Действительно, в настоящее время мы не можем излечить это заболевание, но, несмотря на это, мы достигли достаточно хороших эффектов в поддержании определенного функционального статуса, независимости человека, социально-бытовой адаптации в условиях заболевания. У нас есть препараты, которые могут значительно замедлить развитие симптомов, а в некоторых случаях, когда обращение к специалисту достаточно своевременное, мы видим даже некоторое улучшение состояния на фоне начала терапии.

Что касается диагностики, действительно, сейчас в условиях клинических испытаний отмечено, что достаточно рано в спинномозговой жидкости появляются биомаркеры развития заболевания. Однако, поскольку эти биомаркеры могут развиться за 25 лет до начала клинических проявлений заболевания, и мы никак не можем предотвратить это заболевание до клинического развития, признано в настоящее время неэтичным выявление этих биомаркеров до того момента, пока заболевание клинически не манифестировало.

Если сравнить с периодом десятилетней давности, можно ли сказать, что подходы к терапии существенно и качественно изменились?

По сравнению с десятилетней давностью у нас нет значительных изменений в плане того перечня препаратов, которые мы используем. Переломным моментом является 2002 год, когда FDA одобрило для использования при болезни Альцгеймера препарат мемантин, и с этой поры начался период наиболее эффективного лечения этого заболевания. Вместе с ним используются препараты, которые восполняют дефицит ацетилхолина, сочетанием этих препаратов мы достигаем эффекта пониженного темпа гибели клеток и повышения эффективности работы оставшихся клеток для реализации различных повседневных задач.

Если биомаркеры появляются за 25 лет до клинических симптомов, можно ли хотя бы профилактикой отсрочить их наступление?

Определенную профилактику мы можем проводить. Было выяснено, что болезнь Альцгеймера, как и многие другие нейродегенеративные заболевания, является многогенным полиморфным наследуемым заболеванием, поэтому нет какого-то одного преобладающего генетического фактора. Однако носители аллеля апоЕ эпсилон-4 страдают более часто болезнью Альцгеймера, особенно, те, кто имеют два аллеля в своем генотипе.

Однако есть еще факторы, которые способствуют усилению симптоматики. Например, сосудистые факторы, которые хорошо сосуществуют с болезнью Альцгеймера. Таким образом, мы должны проводить профилактику факторов риска сосудистой деменции, которая опять же сосуществует с болезнью Альцгеймера в подавляющем числе случаев, и тогда мы говорим о смешанной форме заболевания. Начинать профилактику, направленную на сосудистый фактор, следует с 40 лет: измерение артериального давления, выявление инсулиновой резистентности, борьба с ожирением, правильное питание, постоянная адекватная физическая активность и интеллектуальная нагрузка. Таким образом мы создаем такие условия, которые противоречат преждевременному старению мозга и, поддерживая функциональную активность, мы можем значительно отсрочить проявление самого заболевания в чистом его виде.

Второй момент, который сейчас активно обсуждается, и идут исследования, основан на том, что в патогенезе болезни Альцгеймера рассматривают аутоиммунную природу, то есть воспаление и инфекционную нагрузку, которую человек испытывает в течение жизни, и различные стрессорные факторы, такие, в том числе, как недостаток сна. Было исследование, которое показало, что у здоровых добровольцев, которые не высыпались, уровень бета-амилоида в ликворе повышается. То есть адекватное восполнение за ночь своей дневной активности является также профилактикой заболевания.

Достаточно интересен вопрос иммунологии, поскольку было отмечено, что пациенты, которым по каким-то причинам пришлось принимать противовоспалительные препараты, в меньшей степени страдают от болезни Альцгеймера, однако поскольку это небезопасный, по сути, метод профилактики, он не рекомендован для людей, у которых нет оснований принимать обезболивающие препараты.

Исследования продолжаются в плане выработки вакцины — тоже основываясь на аутоиммунном звене развития заболевания. Так что, возможно, мы когда-нибудь придем к тому, что люди, предрасположенные или в ранней фазе развития заболевания, смогут воспользоваться вакциной, однако пока на рынок такая вакцина не вышла. В связи с этим рассматривается применение препаратов, которые используются при ревматологических заболеваниях, при рассеянном склерозе — такие, как иммуноглобулины или моноклональные антитела, однако это тоже пока проходит определенную стадию клинических испытаний. Возможно, в этом и будет хороший эффект и новые возможности для терапии болезни Альцгеймера.

Иногда появляются сообщения о влиянии тех или иных веществ, продуктов питания на развитие болезни Альцгеймера. Например, пишут, что кофе является хорошей профилактикой. Это правда или профанация?

Определенным образом, конечно, продукты питания влияют и на то, как мы себя чувствуем, и какой уровень функционирования происходит в результате употребления тех или иных веществ. Можно сказать с уверенностью, что, например, высокоуглеводистая пища приводит к тому, что человек быстрее утомляется, у него снижается уровень поддержания как самого бодрствования, так и внимания, памяти и так далее. То есть нужен баланс. Про кофе, действительно, можно сказать: есть такие данные, что на развитие нейродегенерации умеренное потребление кофе влияет положительно — человек лучше себя чувствует, лучше функционирует, у него улучшается концентрация внимания, память. Однако нужно понимать, что это умеренное количество кофе и это не растворимый, а только свежесваренный кофе. То есть мы своим пациентам не запрещаем принимать кофе, если это 1–2 чашки в первой половине дня.

Есть ли связь между распространенностью заболевания и расой, национальностью, местом проживания? И насколько существенна разница?

Заболевание распространено во всех странах и не зависит от расы и от того, где человек родился. Так же, как и при всех остальных заболеваниях, есть некоторые факторы, которые свидетельствуют о том, что если человек до 15 лет переезжает в район с несколько меньшим распространением заболевания, то на него распространяется тот риск, имеющийся в популяции, в которую он переехал. Если он переехал в более позднем возрасте, то у него остается тот же риск, как у людей на его родине. Возможно, это связано и с уровнем инсоляции, и с традициями питания. Во многих исследованиях доказано, что средиземноморская диета обладает очень положительным влиянием. То есть небольшое количество вина, достаточное количество морепродуктов, овощей, фруктов, оливкового масла, меньшее количество мяса оказывают благоприятное влияние, потому что там и пищевые волокна, и полиненасыщенные жирные кислоты, и весь спектр витаминов.

Кто болеет чаще — мужчины или женщины, и есть ли зависимость от уровня образования, например?

Действительно, среди женщин заболевание немного больше распространено, и, в основном, есть связь с гормональным фоном. Классический портрет болезни Альцгеймера — это благообразная дама без детей, очень ухоженная, милая, немного болтливая, но уже без дела, когда смысл разговора потерян. Больше болезни подвержены люди с низким уровнем образования. Сама по себе образованность не влияет, естественно, на генетику или пищевые пристрастия, но наличие хорошего образования обладает свойствами амортизирующей буферной подушки между развитием процессов внутри мозга и его возможностью функционально это компенсировать. Возможность находить синонимы, решать задачи разными путями, естественно, дает нам большие возможности в компенсации.

Как российская медицина выглядит на фоне западной в работе с такими пациентами?

Мы абсолютно сопоставимы в подходах диагностики, пользуемся теми же протоколами, более того, многие клиницисты ведущих российских клиник постоянно сравнивают свои протоколы с протоколами, например, Европейской ассоциации неврологии или Американской ассоциации неврологии. В этом плане мы идем нога в ногу и никак не отстаем. В плане лечения мы используем те же назначения, препараты и протоколы.

У нас есть некоторые особенности в плане поддержки семей и ведения, патронажа таких пациентов с тем, чтобы максимально адаптировать их к той жизни, которая немного меняется, и возможности их меняются. Конечно, здесь хотелось бы более активной работы, но я могу сказать, что за последние 2–3 года все больше и больше специалистов занимаются этим вопросом, и действительно организуются дисциплинарные бригады.

В той клинике, где я работаю, в составе экстрапирамидного центра тоже есть и психиатр, и нейропсихолог, и психотерапевт, и логопед, и физический терапевт. В принципе, мы можем подобрать ту программу, то ведение пациента, которое адекватно определенной клинической ситуации. Конечно, хотелось бы, чтобы общество также было информировано, настроено на то, что такие возможности есть — не только в плане социальной помощи, как это было раньше, но и в плане медицинской помощи, то есть медицинский патронаж таких заболеваний, как болезнь Альцгеймера и других нейродегенераций.

Ежегодно в мире тратится 600 миллиардов долларов на лечение и социальную помощь пациентам с болезнью Альцгеймера. Предполагается, что к 2030 году эта сумма возрастет до 1 триллиона. В США принята Национальная программа помощи пациентам с болезнью Альцгеймера. В России подобного проекта до сих пор нет.

  • print

Оппозиция

Источник http://ru.rfi.fr/rossiya/20170922-meditsina-protiv-bolezni-altsgeimera-v-mire-i-v-rossii

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar