12 сентября 2016, 21:40
Фото: Евгений Одиноков/РИА «Новости»
Текст: Петр Акопов

Огромная сумма, найденная при обыске у полковника Дмитрия Захарченко, одного из руководителей подразделения, отвечавшего в МВД за борьбу с коррупцией, не только потрясла воображение общества, но и вернула нас к старому, но актуальному вопросу. Кто должен бороться с коррупцией среди борцов с коррупцией?

Задержание и. о. начальника управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России Дмитрия Захарченко стало бы далеко не самой громкой новостью в ряду прочих антикоррупционных мероприятий, если бы не сумма, найденная при обыске в квартире его родственника – в пересчете на рубли более восьми миллиардов.

«Кремль все активнее занимается чисткой на самом главном участке антикоррупционной деятельности»

Есть несколько версий происхождения этих денег – в том числе и то, что это были средства, выведенные, то есть похищенные, учредителями из Нота-банка. Но тут важнее другое – коррумпированными все чаще оказываются сами профессиональные борцы с коррупцией. С чем мы имеем дело – с явным сбоем в борьбе с коррупцией, с тем, что органы стали строже следить за чистотой собственных рядов или же с принципиальной невозможностью удержать борцов с коррупцией от разложения?

Понятно, что для «борцов с режимом» есть только один ответ. Якобы вся система власти в России выстроена таким образом, что никакая борьба с коррупцией невозможна, потому что именно коррупция и является главным элементом, цементирующим всю «путинскую вертикаль власти». Это давно уже не аргумент, а символ веры и инструмент пропагандистской войны с Путиным. Для ее адептов не имеет никакого значения ни национализация и чистка элиты, производимая Путиным, ни то, как в реальности обстоят дела на антикоррупционном фронте. А на нем за последние несколько лет произошли серьезнейшие события.

Не будем лишний раз перечислять количество губернаторов, мэров, их замов и чиновников высокого уровня, арестованных за последние годы. Тысячи людей вычищены или выдавлены из власти из-за подозрений в коррупции. Понятно, что масштабы казнокрадства были настолько велики, что общество все равно не довольно ни темпом, ни глубиной антикоррупционных мероприятий. Но есть одна важная тенденция, которая показывает, что Кремль все активнее занимается чисткой на самом главном участке антикоррупционной деятельности – то есть приведением в порядок рядов самих борцов с коррупцией.

Менее двух месяцев назад произошли аресты ряда высокопоставленных работников Следственного комитета – кроме двух руководителей управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СК Максименко и Ламонова был задержан и первый замглавы московского управления СК Денис Никандров. При этом сейчас у следствия есть подозрения (судя по просачивающейся информации), что именно Захарченко предупреждал этих работников СК о том, что их «ведет» ФСБ.

Лубянка действительно расследовала деятельность Максименко и Никандрова. Причем вела их Служба экономической безопасности ФСБ, одно из управлений которой, «М», отвечает за чистоту рядов других силовиков, в том числе и МВД. И как раз смена руководства в СЭБ, то есть службе, которая и занимается борьбой с коррупцией, привела к явной активизации работы чекистов по чистке «смежников».

Обновление СЭБ произошло в июле, но фактически смена руководства началась еще весной. Тогда прошли проверки, связанные с уголовным делом о контрабанде, в котором фигурировал начальник одного из отделов управления «К» (контрразведывательное обеспечение кредитно-финансовой сферы) СЭБ. После отставки начальника управления «К» ушел на пенсию и генерал Юрий Яковлев, руководивший СЭБ последние восемь лет.

Коррупция

Источник http://vz.ru/politics/2016/9/12/832025.html