17 сентября 2015, 08:10
Фото: Kim Kyung-Hoon/Reuters
Текст: Владимир Вайсс

Власть в КНР только со стороны кажется монолитом, аналогичным политбюро времен Брежнева. На деле в верхах Поднебесной царит жесткая конкуренция, сопряженная с интригами и борьбой за место под солнцем. С учетом того, что у Москвы и Пекина ныне «особые отношения», полезно разобраться во внутриэлитных раскладах КНР и степенях влиятельности каждой из группировок.

Современная система государственного управления в Китае сложна и запутанна в силу того, что сочетает в себе разветвленную систему партийных, государственных и парламентских институтов, при этом на местах каждая из ветвей власти продублирована представителями центра. Однако существует ряд неформальных влиятельных группировок, образовавшихся внутри партии и правительства по территориальному, родственному или цеховому принципам, которые оказывают огромное влияние на принятие решений. Можно выделить как минимум шесть таких групп.

«Тайцзыдан». Наследные принцы

«Группировка попала под каток кампании по борьбе с коррупцией после того, как сын Лю Тенаня погиб в ДТП на «Феррари», в котором также находились две полуголые девушки»

Это не столько даже группировка (в отличие от «шанхайцев» или «Туаньпай», единые ядро, цели и задачи у «принцев» отсутствуют), сколько термин для обозначения младшего поколения родственников старой партийной элиты. Сам термин возник еще в начале ХХ века в отношении наследников президента Юань Шикая, объявившего себя в 1915 году императором. В 1920-е – 1930-е годы «наследными принцами» называли родственников лидеров Гоминьдана Чан Кайши, Сун Мэйлин, Чэнь Лифу и Кун Сянси (последний, будучи самым богатым человеком дореволюционного Китая и прямым потомком Конфуция в 75-м поколении, был женат на родной сестре жен Чан Кайши и Сунь Ятсена). В нынешнее время «наследные принцы» – это в узком смысле родственники «Восьми бессмертных», названных так по аналогии с даосскими божествами, то есть старых коммунистов, переживших все чистки времен Мао и накопивших к 1980–1990 годам значительный политический вес. Первым среди «бессмертных» идет Дэн Сяопин. Также в список всегда включают председателя КНР в 1983–1988 гг. (тогда эта должность была технической – председатель не являлся фактическим главой государства) Ли Сянняня, а иногда и Бо Ибо – отца опального ныне Бо Силая. Подчас вместо него фигурирует отец нынешнего лидера КНР Си Цзиньпина – вице-председатель ПК ВСНП в 1988–1993 годах Си Чжунсюнь.

Таким образом, самые известные сейчас «принцы» – это сам Си Цзиньпин и Бо Силай. Среди других известных «наследников» – председатель правления Всекитайской ассоциации инвалидов, сын Дэн Сяопина Дэн Нань, парализованный в результате нападения хунвейбинов в годы «культурной революции», генерал-лейтенант НОАК Ли Пин (сын Ли Сянняня), президент Банка государственного развития КНР Чэнь Юань (сын Чэнь Юаня), генерал-майор НОАК Мао Синью (внук Мао Цзэдуна), а также дети позапрошлого председателя КНР, лидера «шанхайской» группировки Цзян Цзэминя – основатель корпорации Grace Semiconductor Manifacturing Corporation, автор диссертации по полупроводникам и нынешний работодатель четвертого сына Джорджа Буша-старшего Нила Буша Цзян Мяньхэн и генерал-майор НОАК Цзян Мянькан.

Сын известного китайского революционера, председателя КНР в 1959–1968 годах Лю Шаоци генерал-лейтенант военной полиции Лю Юань и сын Вэнь Цзябао, бывшего премьером Госсовета КНР в правительстве Ху Цзиньтао, председатель правления Китайской корпорации спутниковых коммуникаций Вэнь Юньсун замыкают список наиболее известных «наследных принцев». Всего же к данной группе относят 229 человек, объединяет которых только одно – все они потомки старшего поколения китайских руководителей.

Большинство «принцев» добились своего нынешнего положения в китайской политике путем использования не столько громких имен, сколько связей своих родителей, чьи коллеги хотели передать свое дело в надежные руки. Именно этим можно объяснить тот факт, что значительная часть детей партийных вождей сделала карьеру в армии – и наоборот. Некоторых «наследников» критикуют за чрезмерное преумножение семейных капиталов. Так, по данным Международного консорциума журналистских расследований, на 12 человек из списка зарегистрированы офшорные компании на Британских Виргинских Островах. «Принцам» было гораздо проще продвигаться по карьерной лестнице, чем их коллегам, не имевшим за спиной мощной семьи. Но в 1997 году по их позициям был нанесен довольно сильный удар, когда Си Цзиньпин и Дэн Пуфан еле-еле прошли в кандидаты в члены ЦК КПК, а Бо Силай вообще не смог получить этот статус. Через 10 лет Си и Бо были названы ключевыми партийными лидерами пятого поколения, при этом во всех городах центрального подчинения КНР пост мэра занимал кто-то из «принцев». Не исключено, что взлету «наследников» способствовал Цзян Цзэминь, вынужденный выйти в отставку по возрасту, но хотевший сохранить свое влияние на политические процессы в стране.

Кстати, о возрасте. Слово «принц» обычно ассоциируется с юными мажорами, но в КНР юный мажор – это тот, кому около 50 лет, а просто мажор обычно находится в возрасте от 65 до 70.

«Шанхайская клика»

Цзян Цзэминь (фото: Staff/Reuters)

Под «шанхайцами» понимают тех, кто сделал свою партийную карьеру в шанхайских комитетах партии в период правления Цзян Цзэминя. Помимо самого Цзяна, самые известные представители данной группы – это вице-председатель КНР в администрации Ху Цзиньтао, бывший член ПК Политбюро ЦК КПК Цзэн Циньхун, бывший председатель Народного политического консультационного совета Китая Цзя Цинлин, умерший в 2007 году на своем посту первый вице-премьер Госсовета Хуан Цзюй и лишенный членства в партии в 2006 году в связи с нецелевой тратой средств из Шанхайского фонда социального страхования, бывший секретарь шанхайского комитета КПК Чэнь Лянъюй. Последний в настоящий момент отбывает 18-летний срок заключения.

Специалисты по китайской политике считают, что «Шанхайская клика» была сформирована в 2004 году Цзян Цзэмином, которому нужны были свои люди в новом руководстве, дабы воспрепятствовать резкой смене курса со стороны Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао, если вдруг таковая произойдет. В частности, усилиями этой группы была заблокирована перестановка в Политбюро на пятом пленарном заседании 16 съезда КПК. Также «шанхайцы» затормозили реформы правительства Вэнь Цзябао, направленные на снижение роста инфраструктуры и перегрева китайского рынка недвижимости. Впоследствии, начиная с 2007 года, ряд «шанхайцев» перебежали в «клику Циньхуа». А с приходом к власти Си Цзиньпина влияние данной группировки упало почти до нуля.

«Клика Циньхуа»

Ху Цзиньтао (фото: Алексей Дружинин/ТАСС)

Названа так по аналогии с «кликой Циньхуа», существовавшей в годы Гражданской войны в Китае и состоявшей из китайских националистов, впоследствии бежавших на Тайвань. Сформировалась из выпускников пекинского университета Циньхуа, известного набольшим процентом учившихся там представителей партийной элиты. Лидером данной группы считают бывшего председателя КНР Ху Цзиньтао. В период его правления среди девяти членов ПК Политбюро ЦК КПК было четыре выпускника Циньхуа, среди 24 членов Политбюро – пятеро и среди прочих партийных и государственных лидеров – 10 человек. Большинство представителей этой группы относятся к четвертому поколению китайских вождей, проявляют склонность к демократическим реформам, а некоторые после выпуска из Циньхуа вообще учились в США.

Данная группировка пришла на смену «шанхайцам» и пользовалась наибольшим влиянием в период с 2008 по 2012 год. Ближайшей соратницей Ху Цзиньтао по этой группе и основной лоббисткой его интересов в нынешнем поколении китайского руководства считают вице-премьера Госсовета и одну из двух женщин в нынешнем составе политбюро Ли Яньдун, которая также может являться и членом «Туаньпай». Также в группу входит председатель одной из парламентских оппозиционных партий Демократической лиги самоуправления Тайваня Линь Вэньи. Некоторые аналитики относят к «клике Циньхуа» и бывшего председателя ПК ВСНП У Банго, хотя другие относят его к «шанхайцам».

Большинство старших выпускников Циньхуа, отметившихся в китайской политике и влиявших на представителей четвертого поколения китайской элиты, уже либо умерли, либо вышли на пенсию.   

 «Туаньпай». Фракция Лиги молодых коммунистов

Коррупция

Источник http://vz.ru/world/2015/9/17/766416.html

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar