Драматург, режиссер и художественный руководитель Театра.doc Михаил Угаров
screenshot Youtube

Смерть словно сошла с ума, взяла с места в карьер, обрекая нас на страшную зимнюю стылость. В первый день апреля вдруг не стало Михаила Угарова, человека, который сделал для нашего театра гораздо больше, чем многие думают. Об этом еще будут много говорить — пока не очень осознали, при жизни всегда как-то неловко, рано говорить об истинном месте человека в его деле. Но скажут, будьте спокойны. Те, кто в теме, и сейчас знают, что сделал Миша для театра.

А сделал он невероятно много. Он был одним из тех немногих, кто положил жизнь, чтобы оживить театр. Миша сделал российский театр больше. Он сделал его большим. Он вывел на сцену (или на то, что служило сценой в его театре) огромное количество персонажей, которым раньше туда был вход заказан, — мелкие гэбэшники, проститутки, гомосексуалисты, тюремные надсмотрщики. Угаров выхватывал их из стремительной жизни и выталкивал на сцену своего Театра.doc. С Еленой Греминой — директором Театра.doc, соратницей и женой — они создали театр нетеатральной реальности, театр на стыке искусства и бытия. Уж как ругали Театр.doc — и в самом начале, как только открылся, и сейчас. Мол, придумали же себе такое развлечение под видом театра — берут горячую тему и кропают документальную агитку. Тем самым девальвируют высокое понятие театра.

А на самом деле все наоборот — в этой альтернативности есть колоссальная поддержка театра вообще, театра как такового, театра как высокого искусства. О чем бы ни ставил пьесу Угаров и его театр — о войне в Украине, о гибели Сергея Магницкого, о бесланской трагедии, — каждой пьесой, каждым спектаклем он доказывал вроде бы очевидную, но не всем еще понятную вещь: любое трагическое событие может и должно быть художественно осмыслено. Причем здесь и сейчас, а не десятилетия спустя, когда начнут рубцеваться раны. Тогда уже будет поздно. Осмысление трагедии сможет предотвратить новые трагедии.

Миша был человеком слова. Во всех смыслах. И в том, что никогда ни от чего не увиливал, если пообещал, а не больно-то хотелось. Он вообще с виду был типичный флегматик — неторопливый, медлительный, речь — нараспев. Медведей любил, на своей странице в фейсбуке их вывешивал. И сам из-за своей внешней неторопливости был поход на доброго медведика. А на самом деле Миша был очень подвижным внутри, очень сострадающим, с горячим сердцем и отзывчивой душой.

А насчет «человек слова» — тут и второй, прямой смысл. Угаров благоговел перед Словом. Он любил театр за Слово, он был уверен, что Слово — всему голова в культуре. Несмотря на то что мы привыкли говорить о литературоцентричности русской культуры, слово почти из нее ушло. Угаров бился за него ежесекундно. Спектакли Театра.doc — это в первую очередь тексты — настоящие, не выдуманные. Тексты, которые уже сейчас пишут историю страны. Именно за это Театр.doc кочует из помещения в помещение, из-за этого там без конца отираются то пожарные, то еще какие инспекторы. Но Слово пока сильнее.

Миша любил вспоминать фразу Фассбиндера: «Если не можешь изменить ситуацию – опиши ее». Этим он и занимался, особенно все последние годы, когда необходимость в правде и честности стала особенно острой. Такой острой, что Мишино сердце не выдержало.

Завтрашний спектакль в Театре.doc — «Когда мы пришли к власти» — решили не отменять, а все вырученные от него средства отдать семье. Но до слез жаль, что Миша уже не увидит, когда мы придем к власти.

  • print

Оппозиция

Источник http://ru.rfi.fr/rossiya/20180402-zolotye-slovadoc-ne-stalo-mikhaila-ugarova

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar