Алексей Учитель на премьерном показе фильма «Матильда», Москва, 24 октября 2017.
REUTERS/Maxim Shemetov

Давайте для начала сразу опровергнем распространенное заблуждение о том, что для Алексея Учителя появление Натальи Поклонской было благом — мол, сэкономили на рекламе, умри — лучше промоушна не придумаешь. Думается, деньги, сэкономленные на рекламе, Учителю пришлось пустить на сердечные и успокоительные средства — прессинг со стороны «царебожников» на команду «Матильды» в какой-то момент перешел границы дозволенного. И высказанное руководителем «Христианского государства» желание посадить Алексея Ефимовича на кол в этом контексте не выглядит веселой шуткой.

Деточка, все мы немножечко Ленины

25/10/2017
— Екатерина Барабаш (Москва)

Слушать

Атаку мракобесов «Матильда», похоже, пережила. Вслед за угомонившимися фанатами последнего российского императора сменили гнев на милость и киносети, принадлежащие Александру Мамуту и ранее заявившие о своем отказе прокатывать «Матильду». Так что в четверг «Матильда» при полном параде начнет свое шествие по российским экранам.

Теперь, когда опасность отлучения от проката «Матильды» миновала, а Учитель остался жив-здоров и, будем надеяться, выбрасывает в мусоропровод сердечные препараты, позволю себе несколько слов сказать о самом фильме. Теперь можно. И тут команде «Матильды» не слишком повезло — повышенное и дотошное внимание фильму не на пользу.

Про сюжет нет смысла — его все знают. Молодой цесаревич Николай Александрович (Ларс Айдингер), пытаясь по своей венценосной похоти овладеть молоденькой балериной Матильдой Кшесинской (Михалина Ольшанска), получает по физиономии, после чего мгновенно влюбляется аж до самой коронации и женитьбы на принцессе Алисе (Луиза Вольфрам). Момент попытки овладения фиксирует некий князь Воронцов (Данила Козловский), который тут же пытается цесаревича пристрелить, но попадает в цепкие руки начальника тайной полиции двора Власова (Виталий Кищенко). Воронцову вообще уготована самая странная судьба — на протяжении всей картины он терпит пытки от профессора-психиатра (его почему-то играет выдающийся немецкий режиссер Томас Остермайер), который держит Воронцова привязанным к стулу под водой. Воронцов неистребимо влюблен в Матильду и начинает преследовать их с цесаревичем сразу, как только освобождается из-под воды. Одновременно Матильду преследует и Власов, который видит в ней угрозу российскому трону.

Словом, в конце позапрошлого века Матильда оказывается самой популярной особой в России. Ее даже представляют лично Александру III, папе цесаревича, после чего император уходит в мир иной, и Николаю надо венчаться на царство. А Матильда его всячески отговаривает — дескать, не будет тебе счастливой жизни с этой немецкой принцессой. Как в воду глядела…


Кадр из фильма «Матильда»
Kinostar

«Матильда» — фильм очень нарядный. Интерьеры роскошные, люди — как на подбор статные. Дамы в ярких платьях, мужчины при эполетах. Матильда — само очарование. Молодая польская актриса Ольшанска у себя на родине — восходящая звезда. У нее и правда бездна сексапила и хищного обаяния. Судя по всему, в жизни Кшесинская такой и была — по крайней мере охота на великих князей ей вполне удалась, учитывая, что сначала ее партнером был великий князь Сергей Александрович, потом случился роман с Николаем, а в итоге она вышла замуж за кузена императора Андрея Владимировича. Учитель рассказывал, что перебрал около трехсот актрис — и кроме юной польки, ни на ком не смог остановиться.

С исполнителем главной мужской роли тоже пришлось помучаться — из российских актеров ни один не подошел. Правда, Айдингер, действительно выдающийся артист, ровно в два раза старше своего героя — ему 44, в то время как цесаревичу по сюжету — 22. И на протяжении всего фильма от этого никак не удается отрешиться — Матильду ощупывает взглядом не вчерашний пубертат, а изрядно поживший взрослый человек. И речи пылкого юноши произносит не пылкий юноша, а мужчина за сорок. Досадный диссонанс. Хотя Айдингер всеми силами пытается вложить в мертвые диалоги, которыми насыщен фильм, максимум жизни и чувства вместе со всем своим мегапрофессионализмом. Но не спасает.

Начавшись с грандиозной дорогой сцены крушения поезда, послужившей недвусмысленной цитатой скорого будущего России, фильм несется к печальному финалу словно на ходулях — широкими шагами, не сворачивая, все время прямо. Вот как задумано с самого начала — сделать торжественно и красиво, — так до конца с этой дорожки фильм и не сходит. Время от времени красивые герои выходят из красивых интерьеров в красивые парки. Там их поджидают другие герои той или иной степени красивости.

Конечно, в нормальный момент истории фильм «Матильда» не имел бы шансов быть всерьез замеченным, как и большинство отечественных фильмов из разряда дорогих мыльных опер. Тем более со сказочным сюжетом. Алексей Учитель снимал фильм к столетию революции, попытавшись скрестить красочную историю выдуманной любви (на самом деле известно, что банальная интрижка Ники и Мали закончилась с твердым решением Ники жениться на Алисе) с эпическим полотном. Предполагалось, что любовь развернется на фоне уходящей России — той самой, «которую мы потеряли», и в год столетия октябрьского переворота зритель задумается о важности случая. А если бы Николай послушался Матильду и сбежал бы с ней куда глаза глядят? Имели бы мы сейчас то, что имеем, включая Поклонскую со своей командой обиженных царебожников?

Но «Матильда» была создана в неудачный момент. Именно сейчас, в год столетия революции, в обществе произошло обострение и без того конфликтной ситуации. В этой ситуации обострения вполне невинный, патриотический, с симпатией к российской монархии фильм Учителя вдруг оказался яблоком раздора. Черт возьми — может, зря Ники не послушался Матильды?

В прошлом году мы были уверены: нынешний год принесет вал новых произведений искусства, так или иначе связанных с темой октябрьского переворота. Но вот через неделю кто-то будет праздновать, кто-то — скорбеть о потерянной стране, но только культура будет молчать. Собственно, «Матильда» оказалась единственным фильмом, пусть косвенно, но все же связанным с датой. За что и поплатилась.


Православные активисты, протестующие против показа фильма «Матильда», Москва, 24 октября 2017.
REUTERS/Maxim Shemetov

А 7 ноября нам обещают показать немножко революционного телепродукта. На Первом канале пройдет премьера фильма «Троцкий», срежиссированная Александром Коттом и Константином Статским. В заглавной роли снялся Константин Хабенский, в роли Ленина — Евгений Стычкин, а Михаил Пореченков сыграл Парвуса — главного финансиста революции. Интересно, что этой фигуре, Парвусу, посвящен целый фильм под названием «Демон революции», снятый Владимиром Хотиненко. И его премьера состоится на канале «Культура» в один день с фильмом про Троцкого. У Хотиненко Ленина сыграл Евгений Миронов. Роль Парвуса, к удивлению многих, досталась Федору Бондарчуку, Крупской — Дарье Екамасовой.

Одним словом, Россия не готова к революции. Где многочисленные попытки осмысления событий столетней давности и их последствий, что мы до их пор испытываем на собственной шкуре? Где споры, дискуссии, диспуты, конференции? Где выстрелы статьями, монографиями, новыми парадоксальными и не очень идеями? Мертвая зыбь.

Впрочем, не надо удивляться, что никто не хочет всерьез подходить к этой неожиданно ставшей болезненной теме. Вон Алексей Учитель чуть-чуть, робко-робко даже не подошел — так, издалека решил пофантазировать — что было бы, если бы Маля своим обаянием перевесила необходимость в принцессе Дармштадтской? И чуть на кол не посадили. Чур меня, подумали российские деятели культуры, сейчас все или красные, или белые. Кого ни тронь — все оскорбляются. Пересидим, а там видно будет.

Вот недавно на канале «Культура» в программе Михаила Швыдкого «Агора» рассуждали о Ленине. Одни говорили, что он был выдающийся, другие — что великий, третьи — что гений. И только гонимый нынче академик Юрий Пивоваров попытался назвать вещи своими именами — дескать, давайте уже скажем прямо, что Ленин прежде всего преступник. Думаете, поддержали, в ладоши захлопали? Кто возмутился, кто обиженно промолчал. Ну и правильно — себе дороже, знаете ли.

Кстати, аккурат к столетию революции вышла книга Льва Данилкина «Пантократор солнечных пылинок» — увесистый, чуть ли не на тысячу страниц, объемный фолиант про объемного Ленина. Кажется, это первая на наших просторах попытка вербального анализа этой личности, сделанная с применением более чем двух красок — черной и белой. А то до перестройки Ленин был белым-белым, потом стал черным-черным, а потом про него и вовсе забыли. Данилкин дает цветную жизнь Российской империи до 1917 года — без придыханий, без ненависти, но с юмором — порой черным, и потом — страшноватую картину Советской России. Уже с меньшим юмором. И Ленин тут — подвижный, умный, нахальный, закомплексованный, склочный. Прирожденный разрушитель, не умеющий жить в цельном мире.

«Деточка, все мы немножечко Ленины». Это, наверное, главный и самый печальный вывод, который сегодня можно сделать к столетию революции.

  • print

Национализм

Источник http://ru.rfi.fr/rossiya/20171025-detochka-vse-my-nemnozhechko-leniny

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar