Денис Селезнев, блогер  
14 сентября 2017, 17:00
Фото: из личного архива

Еще совсем недавно бывший грузинский президент и бывший одесский губернатор Саакашвили служил предметом насмешек и издевательств со стороны СМИ, более удачливых украинских политиков и просто обывателей.

И вот вдруг происходит нечто неясное: беглеца и изгнанника вносят на территорию Украины на руках, скандируя вперемежку с патриотическими лозунгами «Миша, Миша!».

Прорвавшись через жидкие ряды пограничников, Саакашвили объявляет о том, что отныне ставкой его будет Львов, откуда он поведет безжалостную борьбу с тираном Порошенко. Рядом с ним вдруг оказываются и украинские политики первого ранга – Тимошенко и Садовый, формируется некий фронт борьбы.

Но главное, что в глазах немалого числа активистов и патриотов вчерашний изгой и просто забавный человек, который не мог собрать и пары сотен сочувствующих на свои митинги, вдруг предстает едва ли не новым героем-избавителем украинской нации.

Нет никаких сомнений, что уже завтра те, кто сегодня восхваляют грузинского экс-президента, будут с неизбежностью вращения Земли вокруг Солнца его же и проклинать. Круговорот «зрады и перемоги» в сфере активной патриотической общественности происходит столь же регулярно, как и смена времен года. Но вот почему так происходит?

Дело в том, что украинское общество уже много лет, с самого дня основания незалежности, находится в состоянии глубокого недоверия к практически всем общественным институтам.

Если украинцы все эти годы кому и доверяли, то разве что собственным родственникам, соседям и иногда коллегам по работе – то есть тем, с кем человек непосредственно сталкивается в своей будничной жизни.

Роль героя этот человек будет играть считанные недели (фото: Стрингер/РИА Новости)

К примеру, уровень доверия к Верховной Раде колебался все годы независимости в районе 10%, а после 2014 и вовсе скатился примерно до 5%. Аналогичная ситуация с правительством, президентом, прокуратурой, милицией и другими государственными органами.

То есть, по сути, нормальное состояние украинского общества – это непременная нелегитимность государства в глазах его жителей. Более того, даже в перспективе украинские граждане обычно не видят, какие политические силы могли бы возглавить страну и вывести ее из перманентного кризиса.

Так на вопрос Института социологии НАН Украины о том, существуют ли в стране политические силы, способные эффективно управлять страной, более 60% респондентов обычно заявляли, что таких политических сил нет.

Аналогичный результат наблюдается и при ответе на вопрос относительно наличия политических лидеров. Причем о существовании таких сил или лидеров традиционно заявляли не более 20% опрашиваемых.

Естественно, что постоянно жить в условиях такого тотального недоверия к институтам, во многом определяющим твою повседневную жизнь и твое будущее, очень сложно. Усталость от подобного состояния впервые со всей силой прорвалась во время избрания президентом Виктора Ющенко.

Это был единственный в истории независимости случай, когда уровень доверия почти ко всем органам государственной власти превысил уровень недоверия. Хоть и ненадолго, Ющенко стал таки национальным героем – даже его противники нередко склонялись к тому, чтобы дать новому президенту шанс совершить некое экономическое чудо.

Однако идиллия продолжалась всего несколько месяцев, и вскоре Ющенко из самого обожаемого политика превратился в самого презираемого. И вновь украинское общество вернулось в состояние тотального недоверия.

Новый всплеск идеализма состоялся уже на новом майдане в 2013-14 годах. Украинские социологи, которые проводили исследования во время бунта, отмечали, что среди участников майдана заметно ниже уровень социальной депрессии и цинизма, больше уверенности в том, что у страны есть шанс выбраться на путь конструктивного развития.

Так полевые исследования в Киеве показали, что среди тех, кто сам непосредственно участвовал в бунте, коэффициент социального цинизма составил 8,2 пункта. Среди тех, кто просто помогал участникам 8,9 пункта, а среди тех, кто совсем не принимал участия – 9,7 пункта. И это при том, что статистически значимые различия составляют всего 0,01 пункта.

Санкции

Источник http://vz.ru/opinions/2017/9/14/886923.html