Лесозаготовки
REUTERS/Kacper Pempel

С 15 по 17 сентября в России отмечаются Дни леса, а в ближайшее воскресенье будет праздноваться День работников лесного хозяйства. Ответственность за вырубку и восстановление леса в нашей стране переложили на частные компании — те, что арендуют участки леса у государства и занимаются лесозаготовками. Сосредоточившись на вырубках, они зачастую игнорируют процесс лесовосстановления, а у лесничеств не хватает специалистов, чтобы обеспечить тотальный контроль.

Дефицит кадров в лесном хозяйстве обусловлен, прежде всего, низкими зарплатами, рассказал RFI завкафедрой лесоводства Санкт-Петербургского лесотехнического университета им. Кирова Евгений Кузнецов.

Евгений Кузнецов: Площадь лесного фонда в России довольно стабильна, где-то около 760–780 млн га, меняется, может быть, возрастная структура, часть переходит в вырубку после того, как там провели рубку спелого леса, на их месте создаются лесные культуры, поэтому площадь сильно не изменяется. Сюда же можно отнести изменения, связанные с пожарами, когда площадь выгорает, но все равно она остается в лесном фонде как пригодная для лесовосстановления. Изменения могут прослеживаться, если мы проводим рубки леса, особенно это заметно после сплошных рубок, когда изменяется состав. Здесь могут происходить нежелательные изменения, если не уделяется достаточно внимания вопросам качественного лесовосстановления, может происходить нежелательная смена пород. Скажем, если до рубки был хвойный древостой, то после нее естественное возобновление может пойти таким путем, что будут преобладать лиственные — береза и осина. Качественный состав ухудшится в этом случае, потому что более ценными мы считаем хвойные породы.

RFI: Насколько качественно организован процесс лесовосстановления в России?

— Это сейчас возложено на компании, которые арендуют лесной фонд для проведения лесозаготовок, они же отвечают за лесовосстановление. Здесь зависит уже от ответственности и добросовестности компании-арендатора. Не всегда арендаторы относятся ответственно ко всем возложенным на них задачам и видят свою деятельность только в использовании леса как сырья. Для проведения лесозаготовок в этих компаниях есть достаточно специалистов, техники хорошей, которые отвечают именно потребностям лесозаготовительного производства. Но не всегда есть специалисты, которые могут работать в сфере лесного хозяйства, именно выращивания леса.

А их кто-то контролирует?

— Да, их контролируют органы лесного хозяйства, комитет по природным ресурсам. В настоящее время штат сотрудников лесного хозяйства в лесничествах не позволяет провести тотальную проверку, но выборочно такая проверка проводится, тем более, если были какие-то нарушения в прошлом, к таким арендаторам будет более пристальное внимание.
Евгений Николаевич, можно ли сказать, что в России выделяют достаточно средств на борьбу с лесными пожарами и их предотвращение? Почему каждые весну и лето эта проблема возникает столь масштабно?
Конечно, следовало бы, наверное, выделять денег побольше, это любой скажет, пожалуй. Но я считаю, что в последние годы именно с пожарными мероприятиями и системой авиалесоохраны более ли менее порядок наведен. Конечно, требуется выделение средств на техническое оснащение пожарно-химических станций, смена оборудования, закупка новых машин, летательных аппаратов, которые используются при авиапатрулировании, подготовка лесных пожарных. На все это требуются деньги, как из федерального бюджета, так и региональных бюджетов. У нас ежегодно проблемные регионы — Бурятия, Восточная Сибирь. Туда, конечно, требуется вкладывать большие деньги.

Какие проблемы, стоящие сегодня перед российской лесной отраслью, на ваш взгляд, наиболее актуальны?

— Раньше, при Петре Первом, были введены довольно жесткие и строгие законы об охране леса. За их невыполнение или самовольную порубку леса в то время предусматривалась смертная казнь. К сожалению, сейчас лесным проблемам, совершенствованию лесного законодательства не уделяется столь большого внимания, как хотелось бы специалистам. Законодательство лесное существует, но оно во многих аспектах, может быть, не работает. Ну и конечно, подготовка специалистов, которые работают в лесном хозяйстве — это задача высших учебных заведений. Не может эффективно работать в лесном хозяйстве и управлять им специалист, который учился на электрика или водопроводчика.

А государство, по-вашему, ценит сотрудников лесного хозяйства?

— К сожалению, у нас в последнее время престиж профессии работников лесного хозяйства падает, потому что государство не уделяет должного внимания развитию и поддержанию его на надлежащем уровне. Бытует такое мнение, даже в правительственных кругах, что ничего дополнительно делать не надо, лес сам вырастет до нужного состояния, когда мы сможем прийти и срубить его, и, в принципе, никаких затрат здесь нести не надо. Но, чтобы получить хороший качественный лес, его необходимо правильно посадить, правильно за ним ухаживать, и для этого, конечно, нужны специалисты в этой отрасли. Работники лесного хозяйства делают все, что в их силах, это люди, которые работают не за деньги. Деньги действительно небольшие — зарплата лесничего в участковом лесничестве составляет порядка 15–20 тысяч. Конечно, это не та сумма, которая может привлечь молодежь.


Лесозаготовка
REUTERS/Kacper Pempel

От состояния лесных насаждений во многом зависит вся экосистема планеты, в том числе, и столь важный ее компонент, как озоновый слой. В субботу, 16 сентября, отмечается Международный день охраны озонового слоя. По словам директора по программам «Гринпис России» Ивана Блокова, человечество сумело сплотиться для его спасения.

Иван Блоков: Я считаю, что очень важно отметить эту дату — ведь она посвящена проблему, которую человечество смогло решить. Смогло решить не просто техническими улучшениями, а еще и благодаря тому, что все или почти все страны на Земле сумели договориться, понять проблему и принять меры к ее решению. Включая нашу страну, Россию, включая США, Францию, все страны договорились, приняли меры. И сейчас, несмотря на то, что озоновая дыра бывает чуть меньше, чуть больше, факт в том, что в целом она затягивается, и можно считать, что влияние человека сходит на ноль. Показательно именно то, что люди смогли договориться — чего никак пока не удается окончательно сделать по климату. А с озоном получилось, именно поэтому этот праздник мне так нравится.

RFI: Давайте напомним, если вдруг кто-то забыл, чем важен озоновый слой для жителей планеты?

— Озон останавливает проникновение на Землю жесткого ультрафиолетового излучения. Самое первое последствие жесткого ультрафиолета для человека — это, безусловно, появление рака кожи. И уже наблюдались повышенные появления онкологических заболеваний у жителей районов рядом с Антарктидой, в том числе, Австралии. Дальше идут вопросы, связанные со зрением, поскольку сетчатка тоже очень чувствительна к жесткому ультрафиолету, соответственно, мы должны были бы носить специальные очки для защиты, либо люди стали бы видеть существенно хуже. От этого очень серьезно страдают растения. Ну, вот, собственно, что бы произошло. Считайте, что нас бы всех продолжило все более и более сильно обжигать горящее Солнце.

23 сентября движение «Гринпис Россия» празднует свой 25 день рождения. Незадолго до юбилея экологи запустили свой новый проект #ГринписВоздух, адресованный, прежде всего, жителям и властям мегаполисов и приуроченный к подготовке Чемпионата мира по футболу-2018. Гринписовцы собираются воздействовать на градоначальников и убедить их в том, что проблему загрязненного воздуха можно и нужно решать, отказываясь от использования автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. О подробностях RFI рассказал руководитель энергетической программы «Гринпис России» Владимир Чупров.


Лесосплав на Ангаре в регионе Красноярска 22 августа 2017
REUTERS/Ilya Naymushin

Владимир Чупров: Большая часть жителей России, как и многих других стран мира, живет именно в городах. И именно в городах эту проблему можно сегодня решить, то есть, есть технологии, которые позволили бы сократить эту ужасную статистику дополнительной смертности — в России это от 80 до 140 тысяч, которые ежегодно гибнут от низкого качества воздуха, вследствие выхлопов транспорта. И технологии эти связаны, прежде всего, с тем, что сегодня мы можем переводить транспорт на электротягу, закрывать зоны для автомобилей низкого экологического класса и создавать зеленые оазисы и территории, закрытые для машин. Нефть сегодня — это убийца климата № 2 после угля. Очевидно, что для России она важный ресурс с точки зрения экономики. Но, так или иначе, учитывая, что нефть — скорее, зло, чем благо, и для экономики тоже, от нее, конечно, нужно потихоньку уходить. Инвестиции, которые сегодня катастрофически необходимы на освоенных территориях, чтобы залатать дыры в ЖКХ, сделать рациональным энергопотребление в тепловом хозяйстве и так далее, эти деньги идут на арктический шельф. Они идут на строительство этих безумных ледоколов, новых платформ, чтобы добывать новую нефть, продать ее и каким-то образом залатать дыры в федеральном бюджете. Вот это очень неправильно.

RFI: Что именно включает в себя ваш проект, какие идеи?

— Проект нацелен на то, чтобы, в первую очередь, убедить администрации городов — упор делаем на те города, которые принимают ЧМ-2018 — в том, чтобы они призывали автомобилистов пересаживаться на общественный транспорт, создавали условия, чтобы он был комфортным и удобным, быстрым и доступным. Он должен быть, в первую очередь, представлен средствами на электротяге. Отдельная тема — электромобили, опять же вопрос властям, чтобы АЗС оборудовались зарядными устройствами для электрокаров, что, кстати, является требованием федерального правительства, это то, что Медведев соответствующим распоряжением потребовал к 1 ноября 2016 года. Скоро уже год, но подавляющая часть не оборудована ими. А это является препятствием распространения электромобилей. Отдельный вопрос — конечно, развитие немоторизованного транспорта — велодорожки, прокат велосипедов. Еще одно — переход на альтернативные виды топлива. То есть, если переход на электротягу невозможен, то в качестве переходного топлива мы бы рассматривали природный газ на городском транспорте, и это было бы частичным решением проблемы с загрязнением воздуха.

А есть ли у вас инструменты воздействия на чиновников, почему вы уверены, что они будут вас слушать?

— Естественно, в России ситуация уникальная, инструментов меньше, чем в других развитых странах. Тем не менее, какие-то инструменты есть, в первую очередь, это позиция Кремля, который считает, что ЧМ должен быть зеленым, должен соответствовать уровню европейских стандартов. В этой ситуации в качестве союзника выступает Газпром, который двигает тему не только транспорта на газе, но и в принципе зеленого транспорта во время ЧМ-2018. У нас есть прямой выход на руководство Газпрома, через который мы какие-то вещи можем доносить до глав регионов, до администрации городов ЧМ и до администрации президента. До какой-то степени работают механизмы, связанные с общественным давлением. Это, в частности, петиция, которая будет работать, надеюсь, долго. Она направлена, опять же, мэриям городов, в том числе, городов ЧМ. Отдельная вещь — работа со СМИ. Очень важно формировать мнение в экспертной среде и среди чиновников разного уровня, федеральных, в первую очередь, о том, что на сегодня двигатель внутреннего сгорания — это технология, которая находится под большим вопросом, и это вызов не только для автопрома, но и для всей нефтяной промышленности страны.

По словам Владимира Чупрова, среди всего прочего, гринписовцы будут требовать от глав городов, чтобы в экологически неблагоприятные зоны был запрещен въезд автотранспорта низкого экологического класса — федеральный закон сегодня это позволяет.

23 сентября в полдень в московском парке «Музеон» начнется празднование дня рождения «Гринпис Россия» — организаторы приглашают всех желающих.

  • print

Национализм

Источник http://ru.rfi.fr/rossiya/20170915-v-chikh-rukakh-sudba-rossiiskogo-lesa

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar