6 апреля 2017, 08:15
Фото: Станислав Красильников/ТАСС
Текст: Михаил Кувырко

Уголовные дела против теперь уже бывшего главы Удмуртии Александра Соловьева служат хорошим подтверждением того, что заявления руководства России о защите интересов частного бизнеса – это не пустой звук, а борьба с коррупцией через общественные организации может быть весьма эффективной. Наглую преступную схему Соловьева удалось вскрыть во многом благодаря «инициативе снизу».

Коррупционная схема в дорожной отрасли, организованная Соловьевым и его окружением, была незатейливо проста: все основные дорожные подряды отдавались компаниям, аффилированным с правительством Удмуртии, а вокруг них была выстроена сеть частных компаний, близких к семье главы республики. Но такой подход принципиально нарушал сложившиеся в российской дорожной отрасли правила игры, и нет ничего удивительного в том, что удмуртские власти довольно быстро «доигрались».

Губернатор с удмуртской дороги

«Все эти «тайны удмуртского двора» оставляют стойкое ощущение дежавю, как будто действие происходит в какой-нибудь республике Северного Кавказа, а не в среднестатистическом регионе Поволжья»

Крупнейшим дорожным предприятием Удмуртии является ГУП «Удмуртавтодор» – компания, имевшая в 2015 году выручку в 2,89 млрд рублей (это 30-е место среди крупнейших компаний республики). Именно ей доставалась львиная доля местных дорожных контрактов: только в прошлом году «Удмуртавтодор» выиграл 143 конкурса на общую сумму 4,28 млрд рублей.

Помимо этого, в Удмуртии существует целая сеть дорожных предприятий (ДП), полностью принадлежащих местному Минимущества – «ДП Ижевское», «Глазовский дормостстрой», «Увинское ДП», «Можгинское ДП», «Сарапульское ДП». Эти компании имеют обороты, исчисляемые десятками и сотнями миллионов рублей в год, и столь же регулярно выигрывают госзаказы. По оценкам удмуртской прессы на середину прошлого года, в общей сложности через эту сеть прошли контракты на сумму почти 23 млрд рублей.

На первый взгляд, ничего криминального в том, что значительную часть дорожных подрядов получали формально государственные компании, нет. Однако фактически дорожная отрасль Удмуртии находилась под контролем семьи главы республики – Александра Соловьева, который до 2002 года возглавлял тот самый «Удмуртавтодор». При этом у менее крупных компаний, перечисленных выше, помимо общего собственника – Минимущества Удмуртии, было еще одно связующее звено – в их советы директоров входила Юлия Башкова, дочь губернатора Соловьева и – по совместительству – заместитель министра транспорта и дорожного хозяйства республики. Выходцем из одной из этих структур («ДП Ижевское») является и нынешний руководитель «Удмуртавтодора» Александр Корепанов, которого в Ижевске называют близким другом Юлии Башковой. 

О том, как выигрывали тендеры аффилированные с властями Удмуртии дорожные компании, местная пресса писала задолго до «дела дорожников», начатого ФСБ осенью прошлого года.

Например, в 2013 году в открытом аукционе на ремонт ижевских дворов участвовали «ДП Ижевское» и еще пять организаций, которые попросту не стали делать каких-либо предложений, обеспечив победу фавориту. Год спустя ремонт ижевских дворов вновь выставили на конкурс, и у «ДП Ижевское» возникло два спарринг-партнера, которые подали более дорогие и заведомо непроходные заявки. В 2015 году у компании наконец-то появились реальные соперники, сумевшие сделать предложения, существенно меньшие по стоимости, чем вечный фаворит. Однако в итоговом протоколе конкурса за «ДП Ижевское» была записана совершенно другая сумма, чем была заявлена при вскрытии конвертов, а на жалобы конкурентов был дан ответ, что оглашающий результаты конкурса «оговорился».

Гражданское общестов

Источник http://vz.ru/society/2017/4/6/865083.html

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar