Владислав Булахтин, инженер  
3 августа 2016, 14:20
Фото: facebook.com/bulahtinv

В конце июля – начале августа многие неравнодушные люди отмечают годовщину начала Большого террора. 31 июля 1937 года одобрен Политбюро ЦК ВКП(б) и подписан Ежовым приказ НКВД № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Одновременно принято решение о расширении системы лагерей ГУЛАГа.

«Загадка» массовых захоронений в урочище Сандармох – это не убийство Кеннеди, не 9/11. Это наши предки»

На основании принятых решений с августа 1937 года по ноябрь 1938 года были проведены самые массовые в истории России репрессии.

Забывать об этом нельзя, равно как и о том, что «белые пятна» истории приводят к тому, что живые начинают апеллировать к мертвецам, вплетая их в свои насущные политические задачи.

В интерпретации некоторых «толкователей» расстрелянные в 37-м не только свидетельствуют о преступности многих принятых в СССР решений, но и каким-то образом указывают на то, что преступен и сам советский строй, и даже нынешний, теперь уже российский, режим. 

Кого-то эти факты увлекают дальше – по проторенной дорожке русофобии.

Некоторые издания смогли вплести упоминания о сталинских репрессиях в информационные поводы, связанные с назначением на административные должности представителей силовых ведомств, с отдельными арестами прошедшего месяца, с обысками и отставками.

Конечно, невозможно сравнивать излишне деликатные действия российской власти с тем, что происходило в СССР в 30-х годах 20-го века. 

Но подобные головокружительные сопоставления не предел «изящества».

Общим местом траурных воспоминаний часто становится процесс склонения конкретных цифр и событий к неким абстрактным и непреходящим преступлениям «кровавого режима» и абстрактному числу замученных.

Даже один расстрелянный человек – это трагедия для страны, но трагедией страны становится и неуклонное превращение конкретных цифр в «миллионы жертв», конкретных преступников из числа представителей правоохранительных органов в «преступную страну», преступный характер общественных отношений и т. д.

Есть случаи и более умопомрачительных пируэтов с нарушением всех законов формальной логики. Например, изучив историю Большого террора в Карелии, некоторые «эксперты» приходят к выводу, что часть Карелии – территория террора, а нынешняя граница РФ – граница, установленная террористами, и «возвращение Карелии является единственной реальной войной против террора».

Речь в заметке выше идет о «возвращении» территорий Финляндии, граждан которой тоже коснулся Большой террор. Такое удивительное заключение следует из истории массового захоронения репрессированных Сандармох в Медвежьегорском районе Республики Карелия.

Это «одно из самых больших на Северо-Западе России захоронений жертв сталинских репрессий». Там похоронены «58 национальностей» (большей частью это русские). Эта история изложена в ряде монографий, вплоть до отдельных деталей.

Репресии

Источник http://vz.ru/opinions/2016/8/3/824929.html