Владимир Блинов, digital-агентство «Интериум»  
29 ноября 2017, 10:20
Фото: из личного архива

Пользователи интернета чувствительно воспринимают попытки ограничения свободы, но политическая повестка делает подобные шаги актуальными.

Известия о планах Google понизить индексацию Russia Today и Sputnik заставили власти в очередной раз предпринимать «зеркальные» действия. Но могут ли они считаться эффективными в условиях разницы положений России и США?

Что же делается в интернет-регулировании в России?

Этим летом в Госдуму внесли законопроект, по которому крупные соцсети обязаны удалять недостоверную информацию по жалобам пользователей. За несоблюдение закона предусмотрены штрафы: от 30 до 50 миллионов.

Еще одно требование – у всех западных соцсетей должен быть офис на территории России.

В настоящий момент законопроект находится на рассмотрении Госдумы, когда по нему будет вынесено финальное решение – неизвестно.

Кстати, по информации Spiegel,

в октябре 2017 года в Германии вступил в силу аналогичный закон.

По нему соцсети обязаны удалять неправомерную информацию под угрозой штрафов.

C 1 ноября 2017 года в России вступил в силу закон, обязывающий анонимайзеры и VPN-сервисы закрывать доступ к запрещенным сайтам. Исполнить его требования согласилось большинство популярных ресурсов, имеющих возможности обхода блокировок. В течение 30 дней они должны подключиться к информационной системе (ФГИС) и начать блокировать доступ.

В основном блокировке подвергались страницы, связанные с наркотиками и азартными играми, интернет-казино и незаконными лотереями. Часть ресурсов были заблокированы за детскую порнографию и призывы к суициду.

Здесь же оказались и сайты политического содержания, самым известным из которых является информационный ресурс русских националистов «Спутник и погром».

Всего в реестре Роскомнадзора находится 275 тысяч сайтов, из которых 97 тысяч заблокировали по решению суда.

Несмотря на перечисленные и аналогичные принятые ранее меры, политику России в отношении регулирования интернет-пространства пока сложно назвать по-настоящему жесткой.

Так, «Закон о персональных данных» предусматривает, что все онлайн-ресурсы должны хранить данные на территории Российской Федерации. При этом с его исполнением власти миндальничают.

Только в отношении LinkedIn были предприняты действия по блокировке. Хотя предупреждения выносились и другим интернет-площадкам (Twitter, Facebook), но в их отношении власти не спешат давать команду надзорным органам. 

Представим, что бы было в Соединенных Штатах, если бы большая часть деловой переписки и общения велась через сервер, находящийся на территории России.

Если уж называть вещи своими именами, то

подлинная цензура – это опыт «восточных» коллег (Китай, Иран и КНДР), которые последовательно ограничивают влияние иностранных площадок внутри страны.

Так, в КНР доступ к иностранным ресурсам контролируется с помощью так называемого Великого китайского файервола. На территории страны заблокирован доступ к Facebook, Twitter и Instagram.

В качестве «импортозамещения» популярнейших международных соцсетей созданы местные аналоги. Кроме того, содержание сайтов и поисковая выдача (в том числе и от Google, Yahoo и Bing) фильтруется по ключевым словам, связанным с государственной безопасностью.

Иранская интернет-цензура – одна из самых строгих в мире. По аналогии с Китаем в Иране есть свои национальные поисковики (Yooz, Parsijoo), сервисы электронной почты и даже ОС – Sharif Linux.

Крайний случай интернет-цензуры – КНДР, граждане которой и вовсе не могут заходить в интернет.

Санкции

Источник http://vz.ru/opinions/2017/11/29/897256.html

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar