Вадим Трухачев, историк, эксперт по странам Центральной Европы  
30 сентября 2013, 15:46
Фото: newsbalt.ru

На Западе и в бывших соцстранах Европы часто вспоминают пакт Молотова – Риббентропа. И весьма неохотно говорят о предшествующих ему событиях 1938 года в Мюнхене, когда Великобритания и Франция фактически отдали Чехословакию на растерзание нацистской Германии.

Неприглядную роль тогда сыграла и Польша. Вчера, 29 сентября, исполнилось 75 лет «Мюнхенскому сговору», вошедшему в историю как величайший позор дипломатии.

О пакте Молотова – Риббентропа говорят постоянно. Стремясь представить себя невинными жертвами страшного СССР, на нем спекулируют политики в Польше, странах Прибалтики, Румынии, Молдавии, да и на Западе. Но пресловутый документ появился только в августе 1939 года. И не факт, что СССР пошел бы на его подписание, если бы не события вокруг Чехословакии, случившиеся 29–30 сентября 1938 года.

К 1938 году Чехословакия оставалась единственной страной Центральной и Восточной Европы, где не установился тоталитарный режим. А в экономическом отношении она представляла собой лакомый кусок. В 1920–1930 годах она стабильно входила в двадцатку самых развитых стран мира.

Ее военная промышленность была одной из мощнейших на планете. Впоследствии Третий рейх оснастил чешским оружием без малого 40 дивизий. Чехословакию-то западные державы и принесли Гитлеру в жертву.

Немецкий вопрос в Чехословакии

Немцы стали своего рода «наследством» канувшей в Лету в 1918 году Австро-Венгрии. Они составляли почти четверть населения Чехословакии, а доля их в чешских землях, Моравии и Силезии достигала 30%. Особенно много немцев проживало в пограничных с Германией и Австрией районах. По имени одного из них, Судетской области, чешских немцев стали называть «судетскими».

Но четкой этнической границы между немцами и чехами не существовало. В Судетах немецких деревень было больше, но встречались и чешские. Во внутренних районах Чехии и Моравии картина была обратной. В городах чехи и немцы жили вперемешку.

Во втором по величине городе страны Брно (Брюнне) немцы составляли почти четверть населения. Разве что в Праге их было мало. В общем, сплошная чересполосица.

Немцы были представлены в парламенте Чехословакии и органах местной власти, могли учиться на родном языке. Но они все равно хотели объединиться со своим национальным государством.

Первоначально они рассматривали в качестве такового Австрию, но впоследствии обратили свои взоры на Германию. А нацисты охотно использовали чаяния судетских немцев в своих интересах.

На выборах 1935 года абсолютное большинство голосов немецких избирателей Чехословакии получила Судетско-немецкая партия во главе с Конрадом Генлейном. Поначалу она была лояльна своему государству, но постепенно становилась все более радикальной и все теснее сотрудничала с Гитлером.

В 1937 году в одном из писем Генлейн прямо призвал фюрера присоединить к Рейху земли, населенные преимущественно немцами.


Президент Чехословакии Эдвард Бенеш в монументалистике (фото: sezimovo-usti.cz)

Слабая опора на Запад

Руководство Чехословакии осознавало опасность, идущую от Германии. Ведь при желании «территориями, населенными немцами», можно было признать все чешские земли и Моравию. В 1934 году власти страны демонстративно приняли у себя десятки тысяч антифашистов, бежавших из Германии и Австрии. Годом позже на границе с Германией выросла линия мощных укреплений, сравнимая с «линией Мажино» во Франции или «линией Маннергейма» на границе Финляндии с СССР.

Не сидела сложа руки и дипломатия. В 1935 году Чехословакия заключила договоры о взаимопомощи с Францией и СССР. Последний выражал готовность прийти чехам на помощь в случае агрессии Германии, но президент Эдвард Бенеш нашу страну не жаловал.

По его настоянию в договор с Советским Союзом внесли пункт, по которому Красная армия могла помочь чехам только вместе с французской. Бенеш был уверен: Франция, боящаяся Германии, его не бросит. А за Францию, если что, и Англия вступится.

Но Франция особых надежд не давала. Еще в 1925 году в Локарно был заключен пакт, гарантирующий неприкосновенность западных границ Германии, но не оговаривающий то же самое на востоке. Тем самым и французы, и англичане фактически отказались брать на себя какие-то обязательства в том случае, если немцы «хищно» посмотрят в сторону Чехословакии, Польши или Литвы.

Как выяснилось, на западном направлении Гитлеру тоже позволили многое. В 1935–1936 годах он вернул Германии Саар и ремилитализировал Рейнскую область. Запад протестовал крайне вяло. Для Франции Чехословакия была «делом десятым», а в Англии и вовсе существовала сильная партия германофилов, куда входили и члены королевской семьи.

Так оплот демократии рисковал оказаться один на один с Гитлером, поддерживаемым изнутри судетской «пятой колонной».

Дорога к «Мюнхену»


Знаменитая фотография: глава МИД Польши Юзеф Бек ведет переговоры с Гитлером, веря в «общее будущее» (фото: fair use)

1938 год стал решающим. Еще в феврале Гитлер сказал о необходимости «обратить внимание на ужасающие условия жизни немецких собратьев в Чехословакии». В марте нацисты осуществили аншлюс Австрии, в результате чего Чехословакию почти со всех сторон окружила территория Третьего рейха. Мощных укреплений на австрийской границе не было, и усилившийся вермахт мог теперь зайти к чехам с юга.

Активизировались и судетские немцы. В апреле 1938 года они приняли «Карлсбадскую программу», где речь шла о широкой автономии и «полной свободе выражения взглядов». Последнее означало, что власти Чехословакии должны закрыть глаза на прямые призывы к отторжению части территории. Генлейновцы готовили путч, Гитлер стянул войска к границе.

Начался первый Судетский кризис, но тогда в защиту Чехословакии выступили СССР и Франция. Оказавшись в дипломатической изоляции, Германия временно отступила.

Третий рейх согласился на переговоры между властями Чехословакии и лидерами судетских немцев при посредничестве Великобритании. Но Генлейн при поддержке Гитлера уже не соглашался даже на широкую автономию.

Чехословакия же не желала терять район, где сосредоточена треть ее промышленного потенциала и где жили сотни тысяч этнических чехов. 12 сентября 1938 года переговоры окончательно зашли в тупик.

В тот день начался второй Судетский кризис. В пограничных с Третьим рейхом районах начались выступления, власти Чехословакии объявили военное положение и ввели туда войска.

Гитлер пригрозил вооруженным путем защитить соплеменников, а главком люфтваффе Герман Геринг и вовсе пообещал «стереть Прагу с лица земли». И здесь страны Запада нашли «соломоново решение». Великобритания взяла на себя роль главного «умиротворителя», а Франция с ней не спорила.


Премьер-министр Великобритании Артур Невилл Чемберлен после подписания Мюнхенского соглашения. 1938 год (фото: Bundesarchiv)

Позорный финал

15 сентября британский премьер Невилл Чемберлен прилетел к Гитлеру. Фюрер убедил его, что хочет защитить судетских немцев и готов идти до конца в деле присоединения пограничных районов Чехословакии. В обмен он пообещал «прочный мир».

Чемберлен согласился, вслед за ним согласился и премьер Франции Эдуар Даладье. Последний предупредил Бенеша, что не поддержит Чехословакию, если та не уступит Германии пограничные районы.

29–30 сентября 1938 года произошла историческая встреча в Мюнхене. Делегацию Чехословакии на переговоры не пустили, пригласив лишь на подписание заключительного акта.

Согласно ему, Чехословакия теряла четверть территории и населения, не менее трети своей промышленности. Ее границы фактически оставались голыми. Единственной страной, решительно протестовавшей против такого поворота событий, был Советский Союз. Но от его помощи Бенеш сам ранее отказался. За что и поплатился.

Судьба Чехословакии была решена. Резко усилились сепаратистские силы в Словакии и Подкарпатской Руси. Страна превратилась в рыхлую конфедерацию. Убедившись, что чехов можно взять голыми руками, Гитлер перешел к действию.

14 марта 1939 года он ультимативно потребовал от властей Словацкой автономии объявить независимость, пригрозив в противном случае отдать Словакию венграм. А днем позже оккупировал оставшуюся часть Чехии и Моравии, создав там протекторат Богемия и Моравия. Весь их потенциал стал частью военной машины фюрера.

Польша как пособник Гитлера

Свои хищнические аппетиты в отношении Чехословакии были и у других ее соседей. Так, Венгрия давно претендовала на ряд районов Южной Словакии. Воспользовавшись «Мюнхенским сговором», она заняла их.

Экстримизм

Источник http://vz.ru/opinions/2013/9/30/652697.html