Алексей Астафьев, коммерческий директор агентства digital-коммуникаций Интериум  
13 октября 2017, 13:40
Фото: из личного архива

Интернет сегодня – не только площадка для обмена информацией, общения и рекламы, но и настоящее поле боя. В конце сентября этого года основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж в своем Twitter охарактеризовал конфликт в Каталонии как «первую интернет-войну»:

«Первая в мире интернет-война началась в Каталонии. Люди и правительство занимаются организацией референдума о независимости, а испанская разведка проводит атаки, замораживая телекоммуникационные сети, подвергая цензуре сотни сайтов и интернет-протоколов». 

Ассанжа можно назвать «глашатаем каталонской войны» в мировом интернет-пространстве: благодаря ему широкая аудитория узнала о понятии «интернет-война», и именно он призвал своих сторонников помочь разоблачить методы работы цензуры испанской полиции.

Джулиан назвал конфликт в Каталонии «наиболее значимым на Западе противостоянием между людьми и государством после падения Берлинской стены, только с использованием методов 2017 года – от VPN, прокси-серверов, зеркал и зашифрованных чатов до интернет-слежки и цензуры, пропагандистских ботов и индивидуальной защиты». 

Признавая авторитет Джулиана Ассанжа и важность его вклада в освещение событий в Каталонии, стоит, однако, не согласиться с тем, что конфликт между властями Испании и сторонниками независимости стал действительно первой войной в интернете.

В августе 2008 года вооруженный конфликт в Южной Осетии сопровождался противостоянием России и Грузии в цифровом пространстве, которое можно охарактеризовать как первую значимую «интернет-войну» – по крайней мере, для современной России.

Существуют и другие яркие примеры информационных войн на политической арене: «твиттер-революции» на Ближнем Востоке, события на Украине, Brexit, последние выборы президента США.

Акции протеста

Источник http://vz.ru/opinions/2017/10/13/889950.html